Источник
Блог Николая Подосокорского - LiveJournal.com
Выбор редакции
26 февраля, 20:01

Открытое письмо выпускников Тартуского университета против пыток

  • 0

Выпускники Тартуского университета выступили с открытым письмом против применения силовиками пыток в России. Ниже его текст приведен полностью.Открытое письмо выпускников Тартуского университета против пытокНельзя пытать людей. Это противоречит Конституции России, законам юридическим и человеческим. Эта отвратительная, садистская практика с каждым днем становится все более и более обыденной вещью в российских СИЗО и тюрьмах. Об этом пишут в газетах, но ничего не меняется. Об этом заявляют подследственные и заключенные, но их свидетельства игнорируются. Стыдно, невыносимо, омерзительно жить, зная, что это происходит здесь и сейчас. Так нельзя обращаться с людьми. Мы — против!Нельзя бросать за решетку невинных людей. Нельзя выносить приговоры людям, чьи преступления не доказаны законными методами, чья вина — результат фальсификаций, чьи признания выбиты под пытками. Нельзя губить жизни ради докладов о «раскрытом» теракте. Мы — против!Мы требуем отменить приговор по так называемому делу «Сети». Мы требуем открытого, справедливого расследования этого дела и дела «Нового Величия». Мы требуем наказания для тех, кто виновен в пытках, издевательствах, запугивании и жестоком обращении с обвиняемыми по этим делам молодыми людьми. Мы солидарны с их родителями. Это и наши дети тоже. Это поколение, за которое мы несем ответственность. Это поколение, пред которым нам придется отвечать за то, что происходит в нашей стране сегодня. Мы — выпускники Тартуского университета, педагоги, преподаватели, журналисты и люди множества разных других профессии — мы требуем свободы, правды и правосудия.Мая Халтурина, Москва, выпуск 1992 года,Вячеслав Попов, редактор, Москва, выпуск 1993 года,Александр Фельдберг, редактор, выпуск 1993 года,Татьяна Фельдберг физик, выпуск 1991 года,Кирилл Лейбов, выпуск 1992 года,Алла Лейбова, выпуск 1992 года,Vlada Gekhtman, research agency Happy Thinking People, project director, Berlin, Germany, выпуск 1990 года,Дмитрий Калугин, филолог, выпуск 1993 года,Михаил Мельников, выпуск 1993 года,Инна Гришакова, Тарту.Ярослава Шепель, выпуск 1986 года,Екатерина Марк, выпуск 1999 года,Ася Аксенова, выпуск 1991 года,Михаэль Ландесман, математик, выпуск 1984 года,Александр Каклюгин, физик, Москва,Ольга Шёне, преподаватель русского языка, выпуск 1992 года,Елена Тальберг-Жукова, выпуск 1991 года,Евгений Жуков, выпуск 1994 года,Olga Silaeva, преподаватель фортепиано, студентка университета 1998−2002 гг.,Людмила Месропян, Тарту,Мария Нестеренко, докторант Тартуского университета,Карина Гукасян-Хант, переводчик, выпуск 1989 года,Нази Арутюнян, выпуск 1987 года,Анна Шибарова, преподаватель, выпуск 1991 года,Катрин Тамберг (Сильд), русский филолог, выпуск 1991 года,Алексей Шипулин, выпуск 1982 года,Элина Елишевич, выпуск 1985 года,Янна Вайсборд, преподаватель, выпуск 1991 года,Ирина Шевеленко, выпуск 1991 года, профессор Висконсинского университета в Мэдисоне, США,Ирина Кузовкина, Москва, выпуск 1991 года,Айна Любарова, переводчик, выпуск 1991 года,Елена Мирецкая, учитель литературы, Москва, выпуск 1983 года,Татьяна Степанищева, сотрудник отделения славистики Тартуского университета, выпуск 1995 года,Кирилл Резник, физик-теоретик, выпуск 1991 года,Анна Зиндер, Санкт-Петербург,Катя Питель, Наяк, США, студентка университета 1982−1987 гг.,Роман Войтехович, выпуск 1995 года,Svetlana Matehha, выпуск 1985 года,Елена Глухова, филолог (ИМЛИ РАН, Москва), выпуск 1992 года,Юрий Володарский, журналист, Киев, Украина,Татьяна Тепер, учитель английского языка и литературы, Великобритания,Светлана Долгорукова, Тарту, выпуск 1990 года,Мария Олмстед, преподаватель, переводчик,Юлия Мазуренко, выпуск 1992 года,Яна Макарова, Рига,Геннадий Грейдингер, математик, Сиэттл, США, выпуск 1985 года,Ольга Тюгай, Таллинн, выпуск 1987 года,Анастасия Горева, выпуск 1992 года,Ольга Фрайман, преподаватель РКИ, Тартуский университет, выпуск 2016 года,Илон Фрайман, священник и тюремный капеллан, Тарту, выпуск 1999 года,Нонна Селезенева, выпуск 1987 года,Людмила Казарян, выпуск 1983 года,Владимир Губанов, физик, выпуск 1983 года,Яков Дудельзак, врач, Израиль, выпуск 1983 года,Елена Антушева, лингвист, гид, переводчик, Силламяэский музей, Эстония, выпуск 2001 года,Елена Куртукова, учитель, выпуск 1986 года,Александра Петрова, писатель, переводчик, гид, Рим, Италия, недовыпуск 1991 — выпуск 2019 года,Александр Пятецкий, математик, США, выпуск 1986 года,Анджела Пятецкая, США, выпуск 1989 года,Людмила Зайонц, филолог, Москва, выпуск 1984 года,Ольга Тельвар, Тарту, выпуск 2004 года,Елена Грачева, преподаватель, Санкт-Петербург, выпуск 1987 года,Наталья Петрофф, Ph.D., Educational Researcher, New York, USA, студентка Тартуского университета 1982−1984 гг.,Елена Яборова, выпуск 1982 года,Лали Мардалеишвили,Павел Юмарик, Тарту, студент университета 1984−1991 гг.,Инна Оренштейн, выпуск 1986 года,Мария Гаврина, учитель, Санкт-Петербург, выпуск 1987 года,Владислав Рейдер, Израиль, Эстонская сельскохозяйственная академия, выпуск 1986 года,Валентина Рейдер, Израиль, математический факультет Тартуского университета, выпуск 1986 года,Геннадий Блиндманн, Германия, математический факультет Тартуского университета, выпуск 1983 года,Ксения Филимонова, докторант Тартуского университета,Алиса Иванова, Тарту,Татьяна Троянова, выпуск 1995 года,Юлия Шварцман, Бар-Иланский Университет, Израиль,Georgi Hudjasov, PhD, научный сотрудник, выпуск 2013 года,Алевтина Серова, студентка Нарвского колледжа,Татьяна Кузовкина, филолог, старший научный сотрудник Таллинского университета, выпуск 1990 года,Дмитрий Кузовкин, редактор тартуской студенческой газеты «Alma Mater».Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
24 февраля, 08:02

Кто входил в новгородскую статусную элиту в 2017 году: чиновники, депутаты, выпускники НовГУ

  • 0

Просматриваю любопытный справочник "Кто есть кто. Статусная элита Российской Федерации", изданный в 2017 году Русским фондом содействия образованию и науке и содержащий, согласно аннотации, "сведения о примерно 10 тыс. лиц, составляющих современную российскую статусную элиту высшего уровня". Стало любопытно, кто в него попал из новгородцев и имеющих отношение к Новгородской области. Список не велик, и он отражает, к сожалению, низкое влияние новгородской региональной элиты в масштабе страны. Понятно, что могут возникнуть вопросы к объективности использованной методики ("основным критерием для включения в справочник стало именно должностное положение данного лица в системе государственной власти и управления или официальное признание государством его достижений в той или иной сфере (науке, культуре, спорте), но, думаю, любой подобный замер будет субъективным - тем он и интересен.Итак, из новгородских статусных лиц в 10 тысяч попали всего 42 человека:1) председатель Новгородской областной думы 1—4-го созывов (1994-2008), уполномоченный по правам человека в Новгородской области (с 2016) Анатолий Бойцев;2) судья Конституционного суда РФ (с 2010), доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ Александр Ильич Бойцов.3) первый вице-губернатор Новгородской области (в 2005-2007) Александр Сергеевич Бойцов (умер в июле 2019 года);4) государственный секретарь и первый заместитель председателя Правительства России (в 1991-1992), депутат Государственной думы РФ I и II созывов (1993—1999), вице-губернатор Новгородской области (2000—2001), член Совета Федерации от Новгородской области (2001—2007) Геннадий Бурбулис;5) заместитель губернатора Новгородской области (2013-2017) Владимир Варфоломеев;6) ректор НовГУ (в 2008-2017), академик РАН (2016), директор Института медицинского образования НовГУ Виктор Вебер;7) заместитель губернатора Новгородской области с 2012 Игорь Верходанов;8) народная артистка России, актриса Новгородского Академического театра драмы им. Ф.М. Достоевского Капитолина Гавриленко;9) председатель Союза писателей России с 1994 по 2018, уроженец Новгородской области Валерий Ганичев (умер в июле 2018 года);10) народный архитектор РФ, лауреат трёх премий Правительства РФ, почётный строитель России и почётный строитель города Москвы, главный архитектор Минска (1974—1986), академик РАХ, академик РААСН, уроженец Новгородской области Юрий Григорьев (умер в марте 2019);11) заместитель председателя правительства Ленинградской области по социальным вопросам, уроженец Новгородской области Николай Емельянов;12) заместитель председателя Государственной думы VII созыва с 2016, уроженка Великого Новгорода Ольга Епифанова;13) епископ Боровичский и Пестовский Ефрем (Барбинягра);14) первый заместитель губернатора - председателя Правительства, начальник Департамента социальной политики Чукотского автономного округа в 2014-2016, уполномоченного по правам человека на Чукотке с 2016, уроженка Великого Новгорода Анастасия Жукова;15) заместитель губернатора Новгородской области в 2015-2017 Антон Земляк;16) директор ФСКН РФ в 2008-2016, уроженец Новгорода Виктор Иванов;17) заместитель руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу– заместитель главного судебного пристава Санкт-Петербурга с 2018, руководитель Управления Федеральной службы судебных приставов по Новгордской области - главный судебный пристав Новгородской области в 2010-2013 Игорь Исаков;18) предприниматель, президент Европейского еврейского конгресса, почетный гражданин Великого Новгорода, владелец крупнейшего новгородского предприятия "Акрон" Вячеслав Кантор;19) прокурор Новгородской области (в 2011-2017), заместитель генерального прокурора РФ с 2017 Андрей Кикоть;20) руководитель Научно-технической службы ФСБ России в 2004—2010 годах, генерал армии (2009), экс-начальник Управления ФСБ РФ по Новгородской области Николай Климашин;21) министр лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области, выпускник НовГУ Александр Ларионов;22) митрополит Новгородский и старорусский Лев (Церпицкий);23) тяжелоатлетка, выступающая в весовой категории до 63 кг, чемпионка и призёр чемпионатов России, вице-чемпионка Европы 2014 года, мастер спорта России международного класса, бывшая студентка НовГУ Надежда Ломова;24) заместитель губернатора Новгородской области в 2012-2016 Юрий Маланин;25) доктор медицинских наук (1996), заслуженный врач РФ (1998), лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники (2009), член-корреспондент РАН (2014), заведующий кафедрой общественного здоровья, здравоохранения и общей гигиены НовГУ Валерий Медик;26) первый заместитель губернатора Новгородской области с 2010 Вероника Минина;27) губернатор Новгородской области в 2007-2017, член Совета Федерации от Новгородской области с 2017 Сергей Митин;28) депутат Госдумы 6-7 созывов от Новгородской области Антон Морозов;29) народный артист Российской Федерации (1994), работавший одно время в новгородском театре Леонид Неведомский (умер в июне 2018);30) председатель новгородского отделения Союза художников РФ Борис Непомнящий;31) губернатор Новгородской области с 2017 Андрей Никитин;32) историк, руководитель Новгородской областной экспедиции Института истории материальной культуры РАН Евгений Носов (умер в феврале 2019 года);33) бывший губернатор Новгородской области (в 1991-2007) Михаил Прусак;34) депутат Государственной думы II-VI созывов, член Президиума Центрального комитета КПРФ (1997—2017), уроженец Валдая Валентин Романов (умер в марте 2018 года);35) народная артистка России, актриса Новгородского Академического театра драмы им. Ф.М. Достоевского Лилия Сергеева;36) бывший заместитель губернатора Новгородской области Александр Смирнов;37) выпускник НовГУ, член Совета Федерации РФ от Новгородской областной думы (в 2001-2011), генерал-лейтенант Михаил Сорокин;38) , бывший депутат Госдумы, член Совета Федерации с 2016, декан юридического факультета НовГУ Сергей Фабричный;39) член Совета Федерации (1996—2007) от Вологодской области, уроженец Новгородской области Геннадий Хрипель;40) заместитель министра транспорта Российской Федерации, уроженец Великого Новгорода Юрий Цветков;41) руководитель УМВД по Новгородской области в 2010-2012, начальник Оперативного управления МВД РФ с 2016 Анатолий Якунин;42) почетный профессор НовГУ, почетный гражданин Великого Новгорода, начальник Новгородской археологической экспедиции МГУ, академик РАН Валентин Янин (умер в феврале 2020 года).Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
24 февраля, 03:48

Переводчик Ольга Варшавер: "Пора связать Великий Новгород напрямую со столицами"

  • 0

Переводчик англоязычной прозы и драматургии, лауреат Премии «Мастер» в номинации «Перевод детской литературы» за 2015 год, завлит ARCADIA-театра, член Гильдии «Мастера литературного перевода» Ольга Варшавер поделилась с телеграм-каналом "ЯМудрый" (https://t.me/novsuru/126) впечатлением о своем посещении Великого Новгорода и Новгородского университета.Ольга Варшавер: "Примерно год назад я дважды за короткий срок попала в Великий Новгород, где прежде мне бывать не приходилось. Оба визита состоялись благодаря удивительным людям: руководству Новгородского театра для детей и молодежи «Малый» – худруку Надежде Алексеевой и ее заместителю, шеф-координатору Международного театрального фестиваля «Царь-сказка»/Kingfestival Татьяне Бобровой. Сначала меня пригласили на премьеру спектакля по книге Кейт Дикамилло «Удивительное путешествие кролика Эдварда» (я ее переводила), а потом и на сам фестиваль.Какое же неказённое, живое, творческое место этот театр! И репертуар отменный – по выбору материала и по качеству спектаклей. И связи у них настоящие, крепкие, многолетние с самыми интересными коллективами, которые работают для детей и подростков в России и за рубежом. На фестивале – россыпь интереснейших работ в самых разных театральных жанрах. Впрочем, самой яркой лично мне показалась постановка самой Надежды Алексеевой «Лебединое озеро» (не балет). До сих пор вспоминаю – и сразу начинаю улыбаться. Это ж надо так, с такой фантазией и юмором взломать наш с вами культурный код!Благодаря гостеприимству организаторов, а также Сергея Козлова и Николая Подосокорского, я успела и город посмотреть и даже пообщаться со студентами Гуманитарного института НовГУ им. Ярослава Мудрого – со своей переводческой колокольни рассказала им про Тома Стоппарда. Очень заинтересованные слушатели! Добираться в город, конечно, непросто: близок локоток, да не укусишь. Пора этот недосмотр как-то кардинально устранить – связать Великий Новгород напрямую со столицами. Или не стоит? Вдруг город сразу потеряет свою уникальность и очарование? Вопрос для меня открытый…"Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 февраля, 23:08

В.В. Марьина. "Последний президент социалистической Чехословакии Густав Гусак" (2019)

  • 0

Марьина В.В. Последний президент социалистической Чехословакии Густав Гусак: путь к одиночеству (1913–1991). — М.: Институт славяноведения РАН; СПб.: Нестор-История, 2019. — 344 с. ISBN 978-5-4469-1620-7Густав Гусак — последний коммунистический президент Чехословакии. В книге показан его жизненный путь, начиная с детства и заканчивая уходом из жизни. Монография основана на архивных материалах, в том числе и из личного архива ее автора, советских (российских) и чехословацких (чешских и словацких) документальных публикациях, включая выступления и статьи Г. Гусака, а также на известной автору российской, чешской и словацкой литературе. Рассмотрены все этапы биографии Г. Гусака: юность, учеба, вступление в коммунистическую партию, участие в Словацком национальном восстании, обвинение в «словацком буржуазном национализме», реабилитация и возвращение в политику, участие в разработке закона о федерализации Чехословацкой республики, отношение к событиям августа 1968 г. и участие в московских переговорах о нормализации положения в Чехословакии, деятельность на постах руководителя Коммунистической партии Чехословакии, а затем президента ЧССР, уход в отставку и жизнь после нее. Особое внимание автор уделяет позиции Г. Гусака в решении словацкого вопроса в Чехословакии и его отношению к СССР.СодержаниеК читателюГлава 1. Детство. Юность. Учеба. Приобщение к политике. Магда Локвенцова-ГусаковаГлава 2. Образование Словацкого государства. Деятельность коммунистического подполья в начальный период Второй мировой войны. 1939–1942 ггГлава 3. «Свидетельство о Словацком национальном восстании»: Густав Гусак — адвокат Густава ГусакаГлава 4. Словацкий вопрос на завершающем этапе Второй мировой войны. Позиция Г. Гусака в 1944–1945 гг.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .67Глава 5. Словакия 1945–1948 гг.: от декларированного равенства к фактическому государственно-правовому неравенствуВосстановленная Чехословакия. Общий взглядТри пражских соглашенияПолитический кризис в Словакии. Февральский 1948 г. переворот в ПрагеО руководстве КПС в 1945–1948 гг.: взгляд Г. Гусака спустя полтора десятилетияГлава 6. Обвинение в буржуазном национализме«Острый курс» против реакцииАрест, тюрьма, суд, снова тюрьмаГлава 7. Реабилитация и возвращение в политикуДва письма Г. Гусака в ЦК КПЧ о пересмотре его делаОтмена обвинительного приговора«Барнабитская комиссия»: итоги работыРост общественного интереса к решению словацкого вопросаРождение законопроекта о Чехословацкой федерацииГлава 8. 21 августа 1968 г. Вторжение в Чехословакию армий стран Варшавского договораУмеренный реформатор: выход на международную политическую сценуНа переговорах в МосквеНачало политики «нормализации»Глава 9. Во главе КПЧАпрельский 1969 г. пленум ЦК КПЧ и его первые последствия«Усмирение» гуманитарной интеллигенцииКонсолидация «здоровых сил»Вера Гусакова-МюллероваНа пути к президентскому креслуГлава 10. На посту президентаНачалоБег на месте. Трудности в восприятии идей советской перестройкиВизит М. С. ГорбачеваГлава 11. Уход с политической сценыСмещение с поста генсека КПЧЗавершение политической карьерыГлава 12. Одиночество. КончинаПослесловие. Вместо заключенияПриложение. Избранные документы1. Из статьи в «Pravde» 12 сентября 1944 г., опубликованной под псевдонимом P. Kolár2. Из статьи «Словацкая революция», опубликованной в журнале «Nové slovo» 24 сентября 1944 г.3. Из статьи «Революционный порядок», опубликованнoй в газете «Pravda» 26 сентября 1944 г.4. Из статьи «Перед конференцией Коммунистической партии Словакии», опубликованной в газете «Pravda» 27 февраля 1945 г.5. Из доклада на конференции Коммунистической партии Словакии в Кошицах 28 февраля 1945 г.6. Из статьи «Куда идет Словакия?», опубликованной в журнале «Nové slovo» 2 июня 1945 г.7. Из статьи «Год спустя», опубликованной в журнале «Nové slovo» 29 сентября 1945 г.8. Из интервью Г. Гусака редактору газеты «Rudé právo», опубликованного 25 сентября 1947 г.9. Из радиовыступления 22 ноября 1947 г. о задачах вновь избранного Корпуса уполномоченных.10. Письмо Г. Гусака председателю правительства ЧСР Клементу Готвальду 23 февраля 1948 г.11. Из выступления «Задачи словацкой интеллигенции» перед студентами в Братиславе 15 апреля 1948 г.12. Из выступления «Конституция и Словакия» в Законодательном национальном собрании ЧСР 8 мая 1948 г.13. Из статьи «Основа нашей свободы», посвященной пятой годовщине советско-чехословацкого договора 1943 г. и опубликованной в газете «Pravda» 12 декабря 1948 г.14. Из прошения Г. Гусака о пересмотре его дела и реабилитации, направленного первому секретарю ЦК КПЧ А. Новотному 20 декабря 1962 г.15. Из краткой автобиографии Густава Гусака16. Из прошения Г. Гусака о пересмотре его дела и реабилитации, направленного первому секретарю ЦК КПЧ А. Новотному 20 декабря 1962 г.17. Из прошения Г. Гусака о полной партийной реабилитации, направленного им в ЦК КПЧ 1 мая 1963 г.18. Из решения Верховного суда в Праге от 28 июня 1963 г.19. Из выступления Г. Гусака на съезде Коммунистической партии Словакии 28 августа 1968 г.20. Из Конституционного закона о федерализации ЧССР от 27 октября 1968 г.21. Из предисловия Г. Гусака ко второму изданию книги «Свидетельство о Словацком национальном восстании» 3 июня 1969 г.22. Из интервью Г. Гусака пражскому корреспонденту агентства «Рейтер» 29 декабря 1973 г.23. Из речи на митинге чехословацко-венгерской дружбы в Праге 12 апреля 1974 г.24. Из доклада Президиума ЦК КПЧ «О выполнении решений XIV съезда КПЧ и задачах на 1975 год», произнесенного Г. Гусаком на пленуме ЦК КПЧ 27 ноября 1974 г.25. Из заключительного выступления на совместном заседании Национального фронта ЧССР, ЧСР и ССР 16 апреля 1975 г.26. Из выступления Г. Гусака на заседании президиума ЦК КПЧ 16 мая 1975 г. по вопросу о состоянии здоровья Л. Свободы и выборa нового президента ЧССР27. Из ответов на вопросы журнала «Коммунист» о работе и итогах XXV съезда КПСС28. Из раздела «Вопросы внутрипартийной жизни и углубления руководящей роли партии» доклада Г. Гусака на XV съезде КПЧ29. Поздравление, направленное Г. Гусаком 12 марта 1985 г. от имени ЦК КПЧ М. С. Горбачеву в связи с избранием его Генеральным секретарем ЦК КПСС30. Выступление Г. Гусака на заседании ЦК КПЧ 12 декабря 1987 г. с предложением разделить функции генерального секретаря ЦК КПЧ и президента ЧССР31. Выступление Г. Гусака по радио 9 декабря 1989 г. в связи с его уходом с поста президента ЧССРV. V. Maryina. Last president of the socialist Czechoslovakia Gustav Husak: way to solitude (1913–1991)Список сокращенийИменной указательВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 февраля, 20:48

"Гримасы страха скрывает маска, стоят пустыми заводы Маска". Группа "Рабфак" спела про коронавирус

  • 0

Панк-группа РАБФАК опубликовала видео на песню про китайский коронавирус. Трек «Коронавирус» — начало второй главы группы, существующей уже больше десятилетия. Тяжелым моментом для нее стал уход из жизни в 2017 году фронтмена Александра Семёнова, исполнителя таких хитов как «Наш дурдом голосует за Путина», «Новая песня о Сталине», «Эх, Россия моя», «Хватит кормить Канзас» и др. «Коронавирус» — дебют певца и гитариста Дмитрия «Рокера» в группе РАБФАК, теперь обозначающей себя как 2.0. Также в команду входят Митя Злодеев, Настя Симулиди, Саша Смирнов и Андрей Гукленгоф.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 февраля, 20:08

Орест Мартышин: "Мимо новгородской темы не прошел ни один крупный историк России"

  • 0

Текст приводится по изданию: Мартышин О.В. Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики. — М.: Российское право, 1992. — 384 с.Судьба Новгорода в русской общественной мысли и исторической литературе России и ЗападаМимо новгородской темы не прошел ни один крупный историк России. Более того, судьба вечевой республики волновала общественное мнение и нашла отражение в русской художественной литературе, публицистике и политической мысли. С XVIII века в русской дворянской историографии и литературе складывалась традиция интерпретации новгородских политических институтов с воинствующе монархических позиций. В.Н. Татищев считал, что абсолютная монархия была установлена в России Рюриком. Республиканские обычаи Новгорода изображались им как узурпация прав древнерусских князей, якобы являвшихся «самовластными монархами». Вскоре после выхода в свет «Истории Российской» В.Н. Татищева, но еще до публикации «Записок касательно российской истории» Екатерины II, в Копенгагене на французском языке была издана небольшая книжка «почетного советника ее Величества императрицы всея Руси» И.Г. Лизакевича «Краткий очерк истории Новгорода», не замеченная позднейшими исследователями.Очерк, составленный, как говорит автор, «русским путем извлечений из русских источников», развивает монархическую традицию в русской исторической литературе применительно к Новгороду. Лизакевич связывает начало новгородских вольностей с пожалованием Ярославом Мудрым «многих льгот и изъятий из общего правила» во время посещения им Новгорода в 1036 году. И хотя он следует в этом вопросе за новгородскими источниками, ссылка на пожалования Ярослава приобретает в рамках общей монархической концепции несколько иной смысл. Для новгородцев, упоминающих мифические грамоты Ярослава и в летописях и в дого ворах с князьями, главное было в давности вольностей, в согласии с ними великого киевского князя. У Лизаке¬вича на первый план выступает момент «пожалования», он объявляет своеобразие новгородского строя в исто¬ках его производным от власти князя, которая представ¬ляется ему неограниченной. Становление республики после изгнания князя Всеволода Мстиславича в 1136 году Лизакевич воспринимает как «продолжение мятежа новгородцев», воспользовавшихся уменьшением власти великих князей и «притязавших на избрание князей по своей прихоти и изгнание их под предлогом малейшего недовольства».Последующие отношения Новгорода с князьями подаются им как показатель того, что власть князя не была прочно установлена. Что же касается вечевой свободы, то Лизакевич считает ее «часто вредной для магистратов и приводящей к большим мятежам». Императрица Екатерина II изложила свои взгляды на ранний период истории Новгорода в «Записках касательно российской истории» и в драме «Историческое представление... из жизни Рюрика». Она опиралась на Иоакимовскую летопись в изложении Татищева. «Екатерина II затушевывала хорошо известные по летописям факты, связанные с народными движениями,— пишет Г.Н. Моисеева. — Она пыталась замолчать о «вольностях» и древних правах новгородцев, хотя... хорошо знала договоры Новгорода с великими князьями...». Позиция императрицы сводится к следующему. Еще до призвания варягов в Новгороде существовала монархия. Старейшину Гостомысла, которого позднейшие новгородские источники, не менее тенденциозные, чем сочинения монархистов, называют первым новгородским посадником, она объявляет князем. Варягов-де призывают по предсмертному распоряжению Гостомысла, понимающего, что без князей, сами собою, славяне править не могут.Легендарный новгородец Вадим, восставший против Рюрика, изображен неуравновешенным честолюбцем, не выдерживающим сопоставления с мудрым и великодушным Рюриком, олицетворяющим монархическую власть. Мысли Екатерины II о Новгороде получили выражение и в составленном ее секретарем А.В. Храповпцким «Журнале высочайшего путешествия императрицы Екатерины II в полуденные страны России в 1787 году», причем пассаж об утверждении республиканских порядков в Новгороде почти дословно воспроизводит соответствующее место из «Очерка» Лизакевича. Возможно, Храповицкий, компилируя «Журнал», воспользовался им. История Вадима представлена с монархических позиций и в поэме М.М. Хераскова «Царь, или Спасенный Новгород» (1800), в которой выступление против Рюрика уподобляется Великой французской революции, а также в пьесе А.А. Плавильщикова «Рюрик», представляющей Вадима вельможей, под флагом вольности защищающим только свои интересы.Мысль о том, что республиканские обычаи были выгодны одному боярству, что они обеспечивали ему господство над массами, ставшая характерной чертой подхода русских монархистов к Новгороду, получила у Плавильщикова очень четкое выражение: «Вельможи первенства со властию алкают, Раздора яд в сердцах народа тем питают. Вельможи рабствуют борющим их страстям. Народ порабощен строптивым сим властям, Везде славянами славянска кровь лиется — Вот иго страшное, что вольностью зовется». Сходную картину новгородских вольностей в момент их падения рисовал М.М. Щербатов: «Ясно видно нам, что правление новгородское тогда в такой беспорядок впало, что всякий, не повинуяся ни законам, ни обычаям, делал насилием все, что мог; бедные и слабые стенали от нападков сильных, которые не устыжалися явным образом грабить и разорять... наглость и насилие владычествовали в Нове городе».Щербатову принадлежит идея, что простой люд, уставший от своеволия бояр, сам решил просить защиты у Ивана III. «Низкий народ, хотя не продолжительно, но чувствительнейший по самой своей недальновидности к благодеяниям, первый предлагал, чтоб самодержавным Великого князя признать в Нове городе», бояре же не стали этому препятствовать, ибо «их сопротивление могло народ к пущему роптанию привести, яко почитающему, что лишь для исполнения прежних своих наглостей они совершенно под власть Великого князя покориться не хотят». Законченное выражение монархический подход к республиканским учреждениям Новгорода нашел в «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина. «Опасность и вред народного правления», «польза самодержавия»— с такими критериями подходит Карамзин к истории Новгорода. Для него так же вечевые порядки — результат узурпации законных прерогатив князей (Новгород «присвоил себе власть избирать князей», «вече гражданское присваивало себе не только законодательную, но и высшую исполнительную власть»), а республиканский строй в Новгороде — синоним постоянных смут и неустройства («несогласие в делах внутреннего правления, основанного на определениях веча или на общей воле граждан, естественным образом рождало сии частые смуты, бывающие главным злом свободы, всегда беспокойной», «осторожная рассмотрительность не свойственна мятежному суду народному»).Легкомыслие, упрямство, ветреность — вот качества, которые Карамзин чаще всего подчеркивает в новгородцах. Вероятно, придворный историк, посвятивший свой труд самодержцу, не мог писать иначе. Правда, он говорил и о гордости новгородцев, хотя всегда в связи с ее унижением, и о том, что «летописи республик обыкновенно представляют нам сильное действие страстей человеческих, порывы великодушия и нередко умилительное торжество добродетели среди мятежей и беспорядка, свойственных народному правлению». Именно утрата добродетели, доблести, воинского мужества в сочетании с разлагающим влиянием успехов в торговле и обогащения привели, по мнению Карамзина, к подчинению Новгорода Москве. В повести «Марфа Посадница, или Покорение Новгорода» (1803) Карамзин устами московского воеводы князя Холмского высказывает вслед за Плавильщиковым мысль о том, что только бояре пользовались в Новгороде благами свободы: «Вольность!., но вы тоже рабствуете... Бояре честолюбивые, уничтожив власть государей, сами овладели ею. Вы повинуетесь — ибо народ всегда повиноваться должен, — но только не священной крови Рюрика, а купцам богатым... Привыкшие к выгодам торговли торгуют и благом народа».Правда, затем он опровергает эту мысль страстной апологией новгородской вольности, вложенной им в уста главной героини. В раннем художественном произведении симпатии Карамзина раздваиваются более явно, чем в «Истории государства Российского». Образ Марфы в повести совсем не похож на то, что говорится о ней в «Истории...». Параллельно монархической оценке новгородской государственности и в полемике с ней в русской литературе развивалась республиканская традиция. Основоположниками ее были А.Н. Радищев и Я.Б. Княжнин. Интерес и симпатия противников самодержавия к вечевым порядкам естественны. Для А.Н. Радищева самодержавие — «наипротивнейшее человеческому естеству состояние». В отличие от Татищева и Екатерины II он считает вечевую республику первоначальной формой политической жизни всех древних славян, которая в Новгороде получила наиболее яркое развитие. «Известно по летописям, — читаем в «Путешествии из Петербурга в Москву», — что Новгород имел народное правление. Хотя у них были князья, но мало имели власти. Вся сила правления заключалась в посадниках и тысяцких. Народ в собрании своем на вече был истинный государь». В варягах Радищев видит завоевателей, лишивших народ власти и свободы. Присоединение Новгорода к Москве рассматривается им примерно с тех же позиций — как победа силы над правом.Я.Б. Княжнин закончил трагедию «Вадим Новгородский» за год до издания радищевского «Путешествия...», представление трагедии не состоялось, а напечатана она была спустя три года после главного произведения Радищева. Историческая основа трагедии — та же, что в пьесе Екатерины II, но по духу своему они противоположны. Императрица восхваляет благородного монарха, драматург — свободу и республиканскую добродетель. Монархия, по Княжнину, неизбежно ведет к попранию закона, превращается в тиранию. Вадим предстает в пьесе не необузданным честолюбцем, а отважным борцом за сохранение свободы новгородцев. Это был прямой вызов императрице, и она расценила публикацию трагедии как распространение произведений, опасных для ее власти, — Княжнин изобразил республиканцев «такими благородными, так самоотверженно преданными идее, что они оставались опасными, даже потерпев полное поражение».Идеи А.Н. Радищева и Я.Б. Княжнина были восприняты декабристами. В.К. Кюхельбекер свидетельствовал, что «Путешествие...» Радищева и «Вадим...» Княжнина с жадностью переписывались, и в них дорожили «каждым дерзким словом». П.И. Пестель говорил, что в республиканском образе мыслей наряду с греческой и римской историей его утверждала также история Великого Новгорода. М.С. Лунин, выступая против воспитания в народе «чувственной любви» к государям, обвиняет Рюрика и его потомков не только в утверждении своей власти путем насилия и коварства, но и в том, что они ввели уделы, раздробили единый народ: «Ум юного народа затих от постоянного действия раздробленного самодержавия. Народный дух, постепенно угасая, заменился равнодушием. Следы такой же гражданской жизни заметны у нас даже теперь... Только Новгород и Псков устояли против общей заразы. Несмотря на все усилия властителей, они сохранили право избирать и судить князей. 30 из числа избранных были отрешены и изгнаны». Высоко ценили республиканский строй Новгорода Н.А. Бестужев, Н.И. Тургенев, М.А. Фонвизин, А.Е. Розен и другие декабристы.К.Ф. Рылеев, В.Ф. Раевский, А.И. Одоевский заложили в русской поэзии традицию обращения к Новгороду как к символу народной вольности и борьбы с тиранией. Эта традиция прослеживается целое столетие от лермонтовского «Новгорода» и «Последнего сына вольности» до есенинской «Марфы Посадницы», опубликованной в 1917 году. В связи с падением самодержавия не только поэты, но и политики обращались к истории Новгорода. В 1917 году московское издательство «Земля и воля», принадлежавшее эсерам, опубликовало популярную брошюру Е. Эфруси «Новгородская республика (Господин Великий Новгород)». Цель этого издания раскрывалась в предисловии. Автор опровергал утверждение сторонников монархии, будто «республиканские порядки противоречат самой природе русских людей и исконным русским обычаям», и полагал, что «теперь, когда предстоят выборы в Учредительное собрание... особенно полезно ознакомиться с вольными порядками Господина Великого Новгорода».Республиканскую традицию в оценке Новгорода продолжил А.И. Герцен. Вечевой строй воспринимался им как воплощение свободы и общинного духа Древней Руси и противопоставлялся княжеской власти, тяготеющей к самодержавию. Герцен тоже не избежал использования новгородской символики в борьбе с самодержавием и не дал социально-исторической оценки политического строя Новгорода. Новгородская республика существует у него, как и у декабристов и Радищева, не сама по себе, а лишь в соотношении с московским самодержавием, и не столько XVI, сколько XIX века. Говоря о Новгороде, он решает не исторические, а политические проблемы. Как и декабристы, в данном случае он более публицист, чем историк. Поэтому социально-экономическая база новгородской государственности остается вне его внимания. Но вопрос о необходимости централизации Руси для свержения монгольского ига и спасения единства государства Герцен все же поставил.Отдавая дань романтизму, он писал в 1850 году: «Россия могла быть спасена путем развития общинных учреждений или установлением самодержавной власти одного лица... В XV и даже в начале XVI века ход событий в России отличался еще такой нерешительностью, что оставалось неясным, который из двух принципов, определяющих жизнь народную и жизнь политическую в стране, возьмет верх: князь или община, Москва или Новгород... Москва одержала верх, но у Новгорода также были основания надеяться на победу, этим и объясняется ожесточенная борьба между обоими городами, как и зверства, совершенные Иваном Грозным в Новгороде... События сложились в пользу самодержавия, Россия была спасена, она стала сильной, великой — но какой ценою? Это самая несчастная, самая порабощенная из стран земного шара. Москва спасла Россию, задушив все, что было свободного в русской жизни». Герцена можно упрекнуть в невнимании к социальным аспектам и полемическом преувеличении элемента неопределенности в ходе формирования централизованного русского государства. Но конечный результат и этический колорит событий схвачены им верно.Спустя 11 лет Н.П. Огарев дал более взвешенную оценку и внутреннего строя Новгорода, и его роли в объединении Руси. В статье «По поводу проекта о при¬сяжных поверенных (1861) он писал: «Выражал ли Новгород тайную мысль целой Руси, мысль правления и суда мирского, вечевого, или, добиваясь свободы торгового города, он был способен создать только городскую олигархо-буржуазную республику, — это едва ли можно решить с достоверностью... Освободить Россию можно было только сосредоточив все силы, этого не мог сделать прибрежный торговый город. Центральная Москва сосредоточила силы на освобождении, она стала во главе государственной организации». Историк-демократ А.П. Щапов пошел в своих сим¬патиях еще дальше — он идеализировал не только республиканские учреждения, но и социальный строй Новгорода. «Была полная демократическая свобода самовыражения народной жизни, — писал он в 1862 году в статье «Городские мирские сходы». — Демократизм массы всецело преобладал над аристократизмом боярства. И вот почему всякий раз, как случалась в новгородском вече борьба меньших и вятших людей, черни и боярства, черные люди всегда выходили торжествующими... Следовательно, нравственно-жизненные были и юные зачатки, ростки вечей. В них самих заключались могучие, неистощимые, свежие, здоровые силы к дальнейшему саморазвитию и самоусовершенствованию».Идеализация Новгорода у А.И. Герцена и его последователей была связана не только с интересами политической борьбы с самодержавием, но и с эволюцией их мировоззрения от западничества к вере в русскую общину. Некоторым представителям другого крыла революционной демократии в России, менее подвержен¬ным общинным иллюзиям, свойственно критическое отношение как к социальной, так и к политической структуре Новгорода. Уничтожающую характеристику древнему Новгороду дал В.Г. Белинский в «Статье о народной поэзии» (1841—1842). По его мнению, там «не было на малейшего понятия о праве личном, общественном, торговом», «не было и тени» того «духа европеизма», который «всему определял значение», «там все были купцами случайно и торговали на авось, да наудачу, по-азиатски», Новгород как средоточие роскоши, удальства и разгула «для тогдашней Руси был тем же, чем теперь Париж для всей Европы». Но наряду с явными эксцессами «западнической» критики отечественной истории отметим безошибочное определение врожденного порока новгородских порядков — некоторую их застойность, слабость исторического движения при всем обилии политических конфликтов и переворотов: «Новгородская жизнь была каким-то зародышем чего-то, по-видимому, важного, но она и осталась зародышем чего-то: чуждая движения и развития, она кончилась тем же, чем и началась... Что не развивается, то не живет, а что не живет, то умирает: таков мировой закон всех гражданских обществ. В Новгороде не было зерна жизни, не было развития, а потому, повторяем, из него ничего не могло выйти».И здесь не обошлось без гиперболизации. Белинский недооценил энергичную борьбу новгородцев за утверждение республики, их вклад в защиту рубежей Руси, в торговлю и контакты с Европой и т. п., он распространил на всю новгородскую историю элементы застойности, возникшие к ее концу. Но в то же время нельзя не признать, что в XIV—XV веках Новгород действительно оставался в стороне от главного дела объединения Руси, что такой движущей пружины, как у Москвы (создание централизованного государства), у него не было, что процесс объединения обрекал его на гибель. Статья Н.В. Шелгунова «Русский романтизм», появившаяся спустя 30 лет, в чем-то созвучна мыслям В.Г. Белинского, а в чем-то оставляет его позади. Автор четко ставит вопрос о социальной сути республики, но решает его противоположно А.П. Щапову: «Действительного народоправства в Новгороде никогда не было. Учреждения Новгорода были аристократические. Правили бояре, богатые и лучшие люди, только в их руках была вся сила и власть... «Великий Новгород» был абсолютным государем своих земель, каким был и московский князь своих владений. В сущности, одна идея лежала в основании московского единовластия и новгородского народоправства».Столь же беспощаден Шелгунов и в оценке значения для России связей Новгорода с Западом: «Новгород в своих сношениях с Европой имел, по-видимому, возможность усвоить ее гражданские познания, ее дух, ее направление... Новгород не вносит ничего. Новгород был русским окном в Европу, и, однако, через это окно не прошло к нам ни единого луча света, ни одной европейской идеи». И у Н.В. Шелгунова причудливо переплетаются интересные мысли, содержащие зерно истины, с тенденциозными утверждениями. С одной стороны, здравые выводы о фиктивности народоправства, сосредоточении власти в руках богатых, приводящие его к констатации противоречий между аристократией и плебеями, между городом и волостью, к выявлению закрепощения смердов. Метко его указание на общность идеи, лежавшей в основе московского самодержавия и новгородского народоправства, под которой можно понимать не только совпадение отношений столицы с периферией, но и социальное родство новгородских бояр и московского князя. С другой стороны, мало обоснованный нигилизм в оценке исторической роли Новгорода, его вклада в историю русской государственности и культуры, уровня его правовых установлений и политических учреждений, преувеличение стихийности политической жизни, уверенность в том, что свет мог распространяться только из «Европы», неверные суждения о неравноправии торговых отношений с Ганзой и т. п.В русской историографии XIX века, не относящейся к революционно-демократическому лагерю, нашли отражение обе тенденции в оценке Новгорода, нетерпимость монархистов и романтический подход к вечевому строю. Сторонник «православия, самодержавия и народности» М.П. Погодин видел в русской средневековой республике «досадную игру истории», пытался, насколько возможно, возвеличить положение князя в Новгороде, утверждая, что ему принадлежала верховная исполнительная власть. В его исторической повести «Марфа» мы не найдем колебаний между симпатией к защитникам республики и пониманием необходимости централизации Руси, свойственных раннему произведению Н.М. Карамзина на тот же сюжет. Наиболее характерный пример идеализации Новгорода с либеральных антимонархических позиций представляют сочинения Н.И. Костомарова — двухтомник «Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада» и лекция «О значении Великого Новгорода в истории России», с которой он выступил в Новгороде в 1861 году на празднованиях в честь тысячелетия России.В древней русской истории Костомаров выделяет два периода и два уклада «по развитию внутренней народной жизни» — удельно-вечевой и единодержавный. Отметим сразу некоторое смешение этих понятий, которые явно не совпадают полностью. Удельно-вечевой период, выделяемый по отношениям между разными землями или князьями Руси, или, говоря современным языком, период феодальной раздробленности, сам включал в себя оба уклада, ибо с точки зрения внутренней конституции, а не отношений между отдельными землями, для него княжество, тяготеющее к укреплению монаршей власти, более характерно, чем республика. К этой нечеткости приводит Костомарова, как и большинство дореволюционных русских историков, выбор критериев для определения периодов и укладов исключительно в сфере надстроечных явлений — государственных отношений, идеологии.Костомаров видит идеал удельно-вечевой жизни в самостоятельности земель русского мира во внутренних делах при сохранении связи между всеми ними. Это стремление к связи он явно преувеличивает или, во всяком случае, переносит его из сферы идеальной в сферу государственную, характеризуя удельно-вечевой уклад как «эпоху господства федеративного строя русской общественной жизни» и придавая тем самым отношениям между княжествами правильный, точно установленный характер, который в разгар феодальных усобиц как раз не был им свойствен. Характер удельно-вечевого уклада, продолжает Костомаров, нигде не выразился полнее, чем в Новгороде. Мимоходом отметим нюанс, не имеющий прямого отношения к теме нашего исследования. Среди причин политической самобытности Новгорода Костомаров первой называет этническую. Он предполагает, что новгородцы были южного происхождения, переселились с берегов Днепра, на севере нашли уже сла¬вянских поселенцев, но южная народность осталась над ними «первенствующею», отсюда «нравственная связь Новгорода с отдаленным Киевом». Здесь чувствуется определенное влияние национализма.Идеализация новгородских устоев проявляется у Костомарова по-разному. Он видит в них «механизм независимости и гражданской свободы» и распространяет эту свободу на всех одинаково: «В Новгороде все исходило из принципа личной свободы. Общинное единство находило опору во взаимности личностей. В Новгороде никто, если сам не продал своей свободы, не был прикован к месту». Заметим, что в холопы в Новгороде, как и в других русских землях, обычно попадали не добровольно, а процесс феодализации все ощутимее приковывал к месту и смердов, о чем свидетельствуют новгородские источники. «Свобода, — продолжает Костомаров,— выдвигала бояр из массы, но тогда эгоистические побуждения влекли их к тому, чтобы употребить свое возвышение себе в пользу, в ущерб оставшихся в толпе; но та же самая свобода подвигала толпу против них, препятствовала дальнейшему их усилению и наказывала за временное господство — низвергала их, чтобы дать место другим разыграть такую же историю возвышения и падения».И здесь — тот же односторонний, поверхностно-политический подход. «Свобода» могла скинуть одного боярина с поста посадника и посадить на его место другого, могла даже разграбить его двор, но отнюдь не свобода, а происхождение и богатство возводили в боярское достоинство, и власть боярства, а не пребывание конкретного боярина в должности, была постоянной и незыблемой с момента консолидации бояр в качестве стойкой социальной группы до падения республики. Пребывая в сфере идеалов и политических отношений, Н.И. Костомаров не замечает изменений в социальной основе «севернорусского народоправства». Новгород все еще представляется ему воплощением единого для всей Древней Руси общинного духа. Вытеснение общинного строя феодальным игнорируется. Поэтому в конфликтах, вытекающих из противоположности бедности и богатства, ему чудятся всего лишь выступления народа против зазнавшихся и обманувших его доверие должностных лиц.Свобода, гражданственность и общинный строй распространяются Костомаровым не только на главный город, но на все поселения, на всю новгородскую волость: «Во всей политической деятельности Новгорода не видно домогательства централизующей власти». И это далеко от истины. Земля Новгородская не была федерацией самоуправляющихся общин. В нее назначались кормленники, менявшиеся по воле главного города. Гнет его был достаточно тяжел, о чем говорят сохраненные источниками проявления недовольства, восстания и стремление отделиться. И наконец, Костомаров явно переоценивает стремление Новгорода к единению с Русской землей. Оно, безусловно, было, но диктовалось не столько идеальными соображениями, сколько экономическими, политическими и военными интересами. Необходимости объединения новгородцы не осознали, — во всяком случае, это не нашло воплощения в их политике. Новгород был поглощен собой и думал, главным образом, о сохранении всеми средствами своей самостоятельности.Костомаров и сам это косвенно признает, говоря, что удельно-вечевой уклад не дошел до своего полного развития, не осуществил своего идеала единства, что Новгород не мог «идти со своею свободою по пути исторического прогресса», ибо удельно-вечевой уклад в других русских землях рухнул, что, следовательно, Новгород не мог повести их за собой, а ни условий, ни средств утвердить себя в качестве отдельной державы он не имел. Костомаров добавляет, что Новгород и не стремился к этому, но такое утверждение сомнительно.Вывод Костомарова: хотя Новгород и был обречен на гибель вместе с удельно-вечевым укладом, принципы его важны, они не прошли бесследно для народной исторической жизни: «Нельзя сказать, чтобы эти начала были бесплодны по своему существу, если б продолжали возрастать в целой Руси, и что, напротив, другие, их заменившие, были и выше, и благодетельнее... Государственность объединила русский народ, саморазвитие народных сил было поглощено делом этого единства, свобода общины и мира приносилась ему в жертву». В этой оценке при всем различии либеральной и революционной критики самодержавия он перекликался с Герценом. Победа самодержавия привела, по Костомарову, к отделению государства от народа, апогеем чего явилось крепостное право (вновь характерное выведение социально-экономических условий из политических).Свою лекцию о значении Новгорода Костомаров заканчивает выражением надежды, что отмена крепостного права «есть начало новой русской истории: государственность примиряется с народностью», но и призывом не обольщаться на сей счет. Иногда видят в этом компромисс с теорией официальной народности. Действительно, элементы национализма и православия не чужды исторической концепции Костомарова, но они соче¬таются у него с критикой самодержавия. Финал его речи в Новгороде можно расценить и как приспособление к духу официальных торжеств, как желание подсластить пилюлю. Пойдя на такую уступку, он смог довести до сознания слушателей и читателей остро оппозиционную мысль о том, что вся история русского самодержавия основана на отрыве власти от народа, причем в отличие от классиков славянофильства Костомаров возводит этот процесс не к эпохе Петра I (реформы Петра для него лишь апогей самодержавия), а к XIV—XV векам. Это никак не вяжется с концепцией «самодержавия, православия и народности».Н.И. Костомаров был, пожалуй, последним крупным выразителем тенденции идеализации новгородской государственности. К середине XIX века в русской литературе начинает укрепляться более глубокий научный, исторический подход к этой теме. Один из первых опытов оценки Новгорода с точки зрения представлений о всемирном историческом процессе — «История русского народа» Н.А. Полевого (20—30-е годы XIX века). Попытка автора применить к нашему прошлому методологию французских историков была раскритикована А.С. Пушкиным, писавшим о втором томе сочинения Полевого: «Поймите же и то, что Россия никогда не имела общего с остальною Европой, что история ее требует другой мысли, другой формулы, как мысли и формулы, выведенные Гизетом из истории христианского Запада». Полемичность соображений Пушкина показывает, как нова и своевременна была постановка вопроса у Полевого. Историзм позволил ему в немалой мере избежать преувеличений и отказаться от модернизации в оценке Новгорода. Он видит в республиканских учреждениях и торговле с Западом «жизненные силы» Новгорода, повлиявшие на развитие всех русских земель, и в то же время признает его детищем своей эпохи, обреченным на гибель в столкновении с самодержавием. В статье «Великий Новгород» он писал, что его строй «не должно сравнивать с республиками древних, а тем менее можно относить... (к нему. — О.М.) мечтательные понятия о гражданском равенстве и мнимой свободе новейших времен».Элементы историзма получили некоторое развитие в 40-х годах во взглядах западников и славянофилов, что не мешало им приспосабливать новгородский материал к своим историческим концепциям. При разности методологии и у тех и у других (речь не идет о революционном крыле западников) обнаруживается немало общего во взглядах на Новгород. Это результат влияния либерализма, который постепенно стирал грань между двумя направлениями. Для славянофилов Новгород в первые века своего существования — олицетворение древнерусской общины с традиционным для нее единством .мира и князя. Эта посылка, подаваемая не применительно к определенному историческому периоду, который мы бы назвали переходным от родового строя к государству, а как постоянная и прочная основа национальной самобытности, сразу же ведет к искажению характера республиканских институтов. По определению Ю.Ф. Самарина, «в Новгороде было двоевластие: идеал новгородского быта, к которому он стремился, можно определить как согласие князя с вечем».С определением идеала можно было бы согласиться, но двоевластие означает не только согласие властей, но и их известное равенство, независимость друг от друга. Такая ситуация складывалась крайне редко и явно не типична для зрелых форм новгородской государственности, превративших князя в должностное лицо. Да и идеал, сформулированный Самариным, требует уточнения: не просто согласие, а согласие «на всей воле новгородской». По Самарину, в новгородских грамотах значение князя определяется через отрицание, т. е. они содержат только ограничения княжеской власти, тогда как положительные принципы пребывают в «живом сознании всей земли» и исходят из понимания необходимости князя. «А почему Новгород не возвел их в правильную государственную форму, — объясняет Самарин, — тому причина простая: Новгородская земля была часть Русской земли, а не вся Россия; государство же должно было явиться только как юридическое выражение единства всей земли». Новгород пал, как и все уделы, из-за «необходимости идее о Русской земле облечься в государственную форму».И.Д. Беляев (второй том его «Рассказов из русской истории» посвящен истории Новгорода Великого с древнейших времен до падения республики) дополняет этот подход указанием на разложение основ общинной жизни в Новгороде XV века, где, по его мнению, царили своеволие и неправда. Даже в утверждении на вече Судной грамоты, в естественном акте систематизации обычаев, показателем правовой культуры он видит свидетельство того, что в обществе «не было уважения ни к суду, ни к закону, и, чтобы восстановить это уважение, нужно было прибегнуть к искусственным принудитель¬ным мерам». Из этого делается вывод, что Новгороду, «по его тогдашнему внутреннему состоянию, нужна была новая, крепкая и непреклонная сила для обуздания своеволия и неправды, нужно было стеснение и ограничение старых прав и вольностей, уже отживших свое время, а не их обеспечение и признание».У западника К.Д. Кавелина встречаем мысли, во многом перекликающиеся с идеями славянофила Самарина. И здесь Новгород — «община в древнерусском смысле слова, какими были более или менее и все другие общины, только особенные исторические условия дали формам ее резче обозначиться, продлили гораздо долее политическое существование». И здесь утверждение, будто «верховная власть находилась в одно и то же время в руках князя и веча». Преувеличивая неопределенность форм вечевого правления, видя в заключении договора с каждым князем отсутствие постоянного государственного устройства, Кавелин считает, что «своим долгим существованием Новгород вполне исчерпал, вполне развил весь исключительно национальный общинный быт Древней Руси» и показал, «как мало было в нем зачатков гражданственности, твердого, прочного, государственного устройства».Сходные соображения высказывает и С.М. Соловьев, в 40-х годах переходивший от славянофильских настроений к западническим. Его магистерская диссертация «Об отношениях Новгорода к великим князьям», опубликованная в 1845 году, весьма тенденциозна и искусственно толкует новгородские грамоты как доказательство всевластия князей. Соловьев видит в новгородском строе народовластие и относится к нему отрицательно. Необходимость призвания князей для него — результат банкротства народовластия. Он строит новгородско-княжеские отношения периода республики по летописной схеме призвания варягов: раз народовластие беспомощно, не может обеспечить порядка, ему остается только покориться власти князей. В борьбе Ивана III с Новгородом все симпатии Соловьева на стороне Москвы. В торжестве Москвы он видит не только «движение русских земель к единству», но и победу государственного начала над родовым.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 февраля, 07:58

Ярослава Муратова. "«Тараканище» по-британски в новелле Иэна Макьюэна «Таракан»" (видео)

  • 0

Ярослава Юрьевна Муратова (Москва, Литинститут). "«Тараканище» по-британски в новелле Иэна Макьюэна «Таракан»". Доклад на Международной научной конференции "Бестиарий ненависти (RES ET VERBA- 9)", Москва, РГГУ, 17-18 января 2020.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 февраля, 05:14

Владимир Миронов: "Университет — это еще и особая атмосфера творчества"

  • 0

С разрешения автора публикую фрагмент из книги: Миронов В.В. Метафизика не умирает. Избранные статьи, выступления и интервью. - М.: РГ-Пресс, 2020. - 488 с.Купить: https://www.labirint.ru/books/724141/Владимир Васильевич Миронов (род. 1953) — советский и российский философ, доктор философских наук, профессор (1998), заслуженный профессор МГУ имени М.В. Ломоносова (2009), член-корреспондент РАН (2008), заведующий кафедрой онтологии и теории познания философского факультета МГУ (с 1998), декан философского факультета МГУ (с 1998). В 2001—2008 годах работал в должности проректора МГУ: начальник Управления академической политики МГУ (до 2006), начальник Управления академического планирования и методического обеспечения образовательной деятельности МГУ (с 2006 по 2008). Лауреат Ломоносовской премии II-й степени (2008). Владимир Миронов / www.pravmir.ruНиже размещено интервью Владимира Миронова Ирине Дуденковой, вышедшее под заголовком "Погоня за Хиршем: кто остается за бортом преподавания". Впервые опубликовано: Портал «Православие и мир». 25 июля 2016 года.ПОГОНЯ ЗА ХИРШЕМ: КТО ОСТАЕТСЯ ЗА БОРТОМ ПРЕПОДАВАНИЯ— Сейчас много говорят о том, что реформы, которые продолжаются уже более двадцати лет, и более всего массовизация и коммерциализация высшего образования радикально меняют формат общения между преподавателем и студентом. Что это, на Ваш взгляд, значит и в чем проявляется?— Это действительно так. Раньше преподаватель выступал по отношению к студенту скорее как наставник и в некоторых случаях видел в студенте или аспиранте напарника по научной проблематике. Это было сопряжено с обоюдным чувством доверия друг к другу. Даже в достаточно жесткое в идеологическом смысле советское время на факультете между, например, научным руководителем и студентом часто возникало особое смысловое пространство, в рамках которого обе стороны были очень откровенны и открыты. Сегодня меняется тип взаимоотношений, преподаватель воспринимается как «продавец» на рынке образовательных услуг. Ряд студентов и уж особенно родителей контрактных студентов чувствуют себя в рамках таких взаимоотношений весьма комфортно, пишут жалобы на факультет или преподавателя, мотивируя это тем, что какие-то образовательные услуги не были оказаны.Я, как декан, в ситуации отчисления контрактного студента часто слышу от его родителей: «Мы привели к вам своего ребенка, оплатили обучение, а он не может сдать экзамен. То есть вы не выполняете договор по оказанию услуг». Получается, меня обвиняют в том, что я, как в магазине, обвесил покупателя. Хотя условия договора не предусматривают конкретную оценку. Но логика родителей другая: мы платим хорошие деньги, значит, нам должны обеспечить качество. Если студент знает на «тройку», это вы, преподаватели, не смогли его обучить на «пятерку».Преподаватели сегодня становятся осторожнее в коммуникации. Это парадокс. Да, раньше меня могли вызвать в партком и сделать замечания за какие-то «идеологически невыдержанные фразы». В этом, конечно, тоже не было ничего хорошего. Однако это ограничивалось пространством факультета, к тому же мы, молодые преподаватели, не очень обращали внимание на такие замечания. Главное, что внутри мира «студент — преподаватель» мы могли свободно говорить обо всем. Сегодня в каком-то смысле функцию парткома стал выполнять интернет. Могут записать вашу фразу, вырвать ее из контекста, разместить в социальных сетях. Уже известны случаи, и, кстати, не только в нашей стране, настоящей травли преподавателей.Такое было в Германии, когда студенты обвиняли педагогов в излишне левацких или, напротив, правых взглядах. Такой виртуальный партком — очень удобное средство манипуляции, которое не прочь использовать чиновники от образования в качестве механизма давления. Кстати, именно поэтому я противник трансляции защит диссертаций в интернете. В общественных науках диссертация может быть сопряжена с критическим отношением, например, к власти — это часть научного дискурса, в котором должны разбираться прежде всего сами ученые. Трансляция нарушает условия нормального научного диалога.— А как-то еще влияет интернет на взаимоотношения преподавателей и студентов?— Конечно, раньше преподаватель был, условно говоря, носителем той информации, которой не было у студента: либо знал, где ее найти, либо имел ее в своей голове. Сегодня же студент, умеющий находить нужные сведения в интернете, может превосходить педагога по имеющейся у него информации. В современных условиях преподаватель должен это учитывать и использовать новые возможности, не сводя свою деятельность к ретрансляции имеющихся у него знаний. Но здесь есть одна опасность, особенно на ранних стадиях обучения, когда происходит формирование внутреннего мировоззренческого каркаса молодого человека. Например, ученик 1–2 класса заинтересовался Великой Отечественной войной. Зашел в интернет и нарвался на изложение событий Виктором Суворовым (автор книг «Аквариум», «Ледокол» и т.д.). Нет гарантии, что он на этом не прекратит свой поиск и война не останется в его голове в такой интерпретации.Это касается любой информации, просто относительно истории это проявляется в наибольшей степени. Значит, педагог должен научить искать и сравнивать, выбирать более аргументированное изложение. В этом смысле, единый учебник — на фоне возможностей интернета — не является гарантией восприятия истинных идей. Напротив, он будет стимулировать поиск альтернативных и не всегда верных точек зрения. Мы должны доверять учителям. В вузе лектор тоже перестает быть носителем информации, и на первый план выходят яркость фигуры преподавателя, его взгляда, его лекций и семинаров. Педагог должен оставить за собой право мудрого наставничества. Но нас все больше толкают в массовость, не учитывая, что преподавательский труд уникален.ЕГЭ нанес разрушительный и страшный удар по мотивированности студентов. У нас был случай, когда абитуриентка записалась на тридцать факультетов нашего университета — от мехмата до филологического. Какая здесь мотивированность, кроме желания поступить хоть куда-нибудь? Потом сделали ограничение в пять факультетов, но это тоже странно. Неужели абитуриент не может выбрать конкретный факультет, на котором он мечтает учиться? Либо не мечтает, либо превалирует сам фактор поступления, хотя бы, например, чтобы не попасть в армию. В прошлом году был случай, который у меня до сих пор перед глазами: две девочки, как раз очень мотивированные, набравшие хорошие баллы, сидят под дверью приемной комиссии и не знают, прошли или нет.Поскольку у нас дополнительный экзамен и общий результат складывается из его итогов и результатов ЕГЭ, то общий проходной рейтинг появляется в самом конце. Соответственно, наш дополнительный экзамен совпадает с экзаменом на юридическом факультете. Кто-то из непрошедших на юридический факультет переносит сумму результатов на наш и в дальнейшем зачисляется, вытеснив наших мотивированных абитуриентов (которые, впрочем, могут нести документы на другой факультет). Соответственно, среди будущих философов всегда есть прослойка ребят, поступивших именно таким образом. Некоторые из них потом стараются перевестись или перепоступить на свой факультет. В связи с реформой понижается уровень школьного образования.Ребята в этом не виноваты, поскольку школа уже стала системой своеобразного натаскивания на сдачу ЕГЭ. Есть случаи, когда люди с высоким баллом по русскому языку оказываются неграмотными. У меня недавно студенты писали апелляции, и только в одном из пяти случаев слово «апелляция» было написано правильно. Еще будучи проректором, я был серьезным противником Болонской системы, потому что массовизация образования у нас и в Европе — это разные вещи. Им нужно было решить проблему с нарастанием миграционных потоков молодых людей, «убрать с улицы», а для этого надежнее всего включить их в систему образования. Массовое образование выступало как форма социальной адаптации. В образовательный процесс включают всех, а дальше — перемелется: кто-то замуж выйдет, кто-то работать пойдет, кто-то будет дальше учиться. Такое высшее образование не может быть качественно однородным и вообще высококачественным.— То есть все-таки из двух противоположных ориентиров, между которыми зажата современная высшая школа — массовизация и элитарность — большим злом Вы считаете массовизацию?— Ни один престижный вуз ни в Германии, ни, допустим, в Англии, не принимает по результатам экзамена типа ЕГЭ. К тестированию обязательно добавляется что-то еще. Вот вам и ответ. Должны быть разные векторы реализации образования. Где-то и ЕГЭ достаточно, где-то можно, может быть, брать по росту или весу. Но должны быть университеты, которые сами определяют критерии поступления в них. Частично, но недостаточно, это реализуется в особом статусе Московского и Санкт-Петербургского университетов, но мы опять же связаны теми стандартами, которые даются государством. У крупнейших вузов, на мой взгляд, должна быть возможность от этих норм отходить. Как однажды хорошо сказал наш ректор В.А. Садовничий, если бы в советское время были жесткие стандарты по математике, то не было бы различия между московской и ленинградской научными математическими школами.В нашем образовании введение бакалавриата и магистратуры порождает парадоксальные вещи. Допустим, бакалавр на нашем факультете получил диплом, и он думает: «А зачем мне быть магистром по той же специальности? У меня уже есть высшее образование». И он идет в другую магистратуру, а к нам приходит бакалавр с другого факультета. И получается, что человек, который не получил базового философского образования, но два года проучился у нас в магистратуре — а фактически меньше, поскольку в них включено написание диплома — получит статус магистра философии.— Удивительно.— Массовизм, прагматизм толкает на начетничество. Я в свое время писал в министерство письмо, что это ущербная система. Уж если мы вводим бакалавриат и магистратуру, нужно, чтобы бакалавры обучались два года, и это был некий крупный блок общих дисциплин — естественнонаучный, гуманитарный и так далее. Прослушал человек эти предметы, определился и потом выбрал специальность. А дальше уже четыре года специализация на факультете. И бакалавриат, в таком случае не считать высшим образованием — только предварительным.— И что с тем письмом в министерство? Была какая-то реакция?— Оно вроде даже было положительно принято, но, к сожалению, реформа пошла по иному направлению. И вместо того, чтобы строить образование по принципу сужения специализации, его сейчас развернули в обратную сторону. Бакалавр еще получает более или менее специализированное образование по кафедрам. Этого очень трудно достигнуть, но нас здесь спасает то, что университет не пошел по пути закрытия факультетов и кафедр. Затем магистратура, которая уже не может иметь столько кафедральных специальностей, поэтому содержание образовательных стандартов фактически расширяется. И, наконец, аспирантура, которая раньше была нацелена на защиту диссертации (то есть выбор относительно узкой проблематики), и которая теперь превратилась в третий уровень образования и непосредственно с защитой диссертации не связана. Аспиранты по сути стали пролонгированными студентами более старшего уровня. Это, конечно, абсурд. Раньше аспирант, уже имея статус специалиста, придя на кафедру воспринимался нами как в какой-то степени коллега. Он посещал заседания кафедр, научные семинары, выступал рецензентом и т.д. А теперь он продолжает учиться.— Как бы Вы охарактеризовали складывающуюся модель вузовского образования? Известно, что исторически отечественные университеты тяготели к концепции исследовательского университета Гумбольдта, то есть преподавателю необходимо успешно совмещать функции преподавателя и исследователя. Однако в условиях массовой высшей школы академическая нагрузка бывает просто колоссальной, при этом необходимо успевать заниматься наукой. Как Вы относитесь к разделению функций преподавателя и исследователя?— Гумбольдтовская модель по сути инновационная, она базируется на высокой степени свободы университета: ученых и профессоров. Поэтому так важна автономия университета. Это не означает, что вуз оказывается вне государства. Именно в режиме автономии университет работает на науку и общество, является через образование частью культуры. Удивительный акт доверия государства: выделить деньги на образование и науку, но при этом дать возможность университету и сообществу преподавателей самим определять принципы своего устройства и формировать научные и образовательные цели. Это риск, но пока ни в одной стране мира с такой моделью государство не проиграло. Университет — это еще и особая атмосфера творчества. Внешнему наблюдателю покажется, что, например, физики слишком много пьют чая, вместо того чтобы работать. Однако затем происходит открытие, которое покроет все затраты, в том числе и на выпитый чай.Я немного иронизирую, но понятно, о чем идет речь. Нам навязывается грантовая инновационная модель, которая очень напоминает известный принцип «утром деньги — вечером стулья». Большая ошибка — переводить исследовательскую деятельность на гранты. Это форма дополнительного стимулирования труда ученого. А фундаментальная наука, безусловно, должна развиваться прежде всего через бюджетное финансирование. Конечно, есть специфические технологические задачи, на которые заказчик найдет иное финансирование, но это не главное в развитии фундаментальной науки.— Но вернемся к преподавателям…— Для преподавателей сегодня наступили непростые времена. Наши реформаторы увлеклись наукометрическими показателями в том числе и по отношению к вузовским преподавателям. С одной стороны, нам все время напоминают о воспитательной функции, которая требует больших временных затрат. А с другой — основным критерием оценки работы становятся показатели, связанные с публикационной активностью. Ситуация приобретает все более драматический характер. При этом, как это всегда бывает в реформах, идут ссылки на западный опыт. В свое время, когда вводили ЕГЭ, — ссылались на Запад, хотя мы указывали, что почти ни в одной стране мира нет приема только по результатам единого экзамена. Потом нас убеждали, что платное образование — это мировой тренд, хотя известно, что это далеко не так. В Германии два года назад две последние земли отказались от платного образования.Наукометрия из средства, которое помогает ученому сориентироваться в растущем море литературы, становится главным критерием оценки научной деятельности. Фактически наукометрические показатели становятся средством принятия управленческих решений. Но наука и образование — достаточно сложные системы, чтобы здесь делать выводы об эффективности работы на основании упрощенных критериев. Хотя понятно, что для «управляющего менеджера», которому все равно чем управлять, напротив, более удобны для принятия решений простые критерии и механизмы. Я опять иронизирую, но если мне как декану в качестве критерия при выборе профессоров или доцентов предложат параметр их веса в пределах 65 кг, мне будет просто принимать решение. Здесь даже не нужен Ученый совет, а достаточно иметь хорошие весы.Наукометрия и выступает во многом в качестве таких весов. Наукометрические результаты «взвешивают» количество публикаций, но не анализируют их качество. Кроме того, сама наука весьма неоднородная система, и разные науки анализируют весьма разнокачественные объекты. В частности, философия стоит на стыке между наукой и иными формами постижения бытия, а следовательно, в ней некоторые достижения имеют глубоко личностный характер, что не всегда может быть выражено в научной публикации. Это может быть, например, поэтическая форма выражения. К сожалению, игра в наукометрию становится чуть ли не фундаментом реформирования науки и образования в нашей стране. В.А. Садовничий очень точно сказал, что деньги, потраченные на искусственное поднятие индексов цитирования, было бы гораздо эффективнее вложить в развитие российских научных журналов, в том числе и с целью продвижения русского языка.Сам по себе этот фактор цитируемости в ряде случаев важен, но он не должен быть доминирующим. А в рыночных условиях это порождает целую индустрию подготовки нужных публикаций, что по сути является имитацией научной деятельности. Например, формально у меня достаточно хорошие наукометрические результаты — и Хирш нормальный, и так далее. Но я понимаю, что частично это связано и с моим статусом руководителя, которого чаще публикуют и т.д. Для молодого ученого иметь такие показатели тяжелее. Это медленный процесс накопления научных результатов и их публикаций.Гипотетично высокая цитируемость может быть, например, у плохой научной статьи, если ее много критикуют. То есть, этот показатель весьма далек от объективной оценки. И совсем плохо, когда наукометрические показатели становятся главным критерием при решении кадровых проблем, так как они не учитывают индивидуальных особенностей научной работы того или иного преподавателя. Кто-то пишет достаточно быстро и много, а для кого-то на статью может уйти целый год. У нас эти показатели становятся критерием переизбрания по конкурсу, при найме молодого специалиста.И еще одна особенность, связанная со спецификой тех или иных наук. В естественных науках цитирование — это чаще всего ссылка на какое-то открытие или разработку проблем. А в гуманитарной сфере, где важна роль субъекта, особое значение приобретает даже форма изложения, ее личностное самовыражение, включающее в том числе и эмоциональное переживания бытия. Это не фиксация того, что было осуществлено в лаборатории, а результат погружения мыслителя в проблему. Текст здесь строится совершенно иным образом, в него могут включаться озарения, украшения, воспоминания, ритмика, принципиальная игра слов, от которых представитель конкретной науки стремится избавиться. Поэтому для гуманитариев особую ценность приобретает перевод текста с языка одной культуры на другой.Это условие, как отмечал академик Д.С. Лихачев, диалога культур. Часто это перевод не только по горизонтали, то есть соседствующих во времени культур, но и по вертикали, когда культуры могут быть отдалены большим временным промежутком. Для гуманитария гораздо более важной является монография, как некий личностный взгляд на ту или иную проблему. В научной статье на первый план выходит новизна результата, а в монографии важным может оказаться просто новое прочтение даже старой проблемы. То же самое можно сказать о призывах публиковаться преимущественно в западных журналах и на английском языке. В центре гуманитарных наук, уже по этимологии слова, находится Человек,в том числе и конкретный субъект с его чувствами и переживаниями.Человек — это всегда представитель конкретной культуры, связующим звеном которой является национальный язык. Отказ от языка, к чему нас призывают, может привести к глобальным последствиям и такой деформации культуры, которую восстановить уже будет нельзя. Можно тогда просто запретить использование русского языка, лучше с детства, что обеспечит через некоторое время лучшие показатели индекса цитирования и размещения статьей в англоязычных журналах.— И как выживать преподавателю в этих условиях?— По-разному выживают. Допустим, вы работаете над какой-то сложной темой, и у вас получается хорошая статья, страниц на 30–40. Исходя из требований к количеству статей, вам лучше из большого текста сделать 2–3 размером поменьше. Будет расти число статей в соавторстве, что у гуманитариев значительно реже, чем у естественников. Тоже понятно, ибо засчитывается это всем соавторам. Можно «поиграть» с наукометрическими базами. Уже есть случаи, когда человек указывал в списке своих публикаций монографию, а потом каждую главу монографии именовал статьей. А кто-то пишет статьи для словарей, и каждый такой текст из десяти строчек указывает как отдельную публикацию. Конечно, важно сохранять научную порядочность, но именно количественные оценки подталкивают людей к такого рода манипуляциям.— Достаточно много молодых преподавателей, на мой взгляд, как раз очень хорошо понимают, чего от них хотят, и сразу встраиваются в эти правила игры. Хорошо это или плохо — другой вопрос, но куда им деваться: жесткая конкуренция, необходимость признания коллег и так далее…— Это очень плохо: мы себя, может быть, чуть-чуть испортим, но не совсем, а они себя изначально формируют по данным правилам и для них это скоро будет просто нормой, с которой бессмысленно бороться, как с правилами в шахматах, предписывающих коню ходить буквой «Г». Когда я работал токарем на заводе, у меня был наставник, потрясающий и очень интеллигентный человек. Но у него был один существенный недостаток. Опытный мастер, он месячный план выполнял за неделю. А начальник цеха его уговаривал этого не делать, так как его эффективная работа приводила к понижению расценок за обрабатываемую деталь. А это ухудшало ситуацию для других рабочих. Поэтому, выполнив норму, он читал книги прямо у токарного станка, кроме того, у него было больше времени для обучения меня токарному делу.Сейчас в нашем преподавательском цехе происходит нечто схожее. Если, например, я приму на кафедру доцента с очень высокими публикационными показателями, то у меня резко поднимется и средний общий показатель. Чтобы не увольнять остальных, я буду уговаривать пишущего доцента писать поменьше. А ведь кто-то пишет одну статью в год, а кто-то пишет сто одну. Когда-то Василий Васильевич Соколов на Ученом совете, обсуждая коллегу со множеством статей, высказал мысль: «А не наказывать ли нам за такое количество публикаций? Все это очень подозрительно, потому что не может быть качественных публикаций много». Думаю, что во многом он был прав.Станислав Лем в «Сумме технологии» когда-то (кстати, почти 50 лет назад) отмечал, что в науке идет стремительное накопление объема информации, скоро никто не сможет ее освоить обычным способом, тогда она станет малодоступной, а значит бессмысленной. Приближение к этому пределу накопления информации требует новых форм и методов ее обработки. Сегодня отдельный ученый без помощи информационных технологий просто не способен ее охватить. Одновременно увеличивающийся объем научных публикаций разной степени качества, отмечал фантаст, создает своеобразный «информационный шум» в науке, который на самом деле очень слабо связан с научными открытиями и развитием науки как таковой.Вот для этого и нужна наукометрия, повторю еще раз, — как помощь ученому. А установление наукометрических параметров спровоцируют рост числа статей, которые не очень нужны самим ученым. У меня на факультете порядка 160 преподавателей и научных сотрудников. Даже если они будут писать по три статьи в год (а требования близки к этому), то даже при желании освоить такое количество публикаций будет тяжело. Представляете себе вал публикаций по стране в целом? Кому это нужно? Менее всего развитию науки. Это все имитации научной деятельности.— Как, на Ваш взгляд, должна выглядеть сбалансированная модель, которая учитывала бы и нагрузку преподавателей, и их исследовательский потенциал?— А эта модель уже существовала в нашей стране и в Советском Союзе, и, наверное, где-то до нулевых годов. Например, в МГУ всегда был своеобразный паритет количества профессорско-преподавательского состава и научных сотрудников. Это условно, порядка 5 тыс. преподавателей и 4,5 тыс. научных сотрудников. Научные сотрудники прежде всего занимались научной деятельностью, но одновременно (опять же признак классического университета) имели право читать лекции. Однако лекционная нагрузка не была для них обязательной. В свою очередь, преподавателей никто не лишал права заниматься наукой, но главным критерием оценки при переизбрании на должность выступала педагогическая нагрузка.И было много случаев, когда талантливый преподаватель мог иметь и не такое большое количество публикаций, как другие коллеги. Кому бы вы доверили обучение своего ребенка: талантливому преподавателю с небольшим количеством публикаций, или ученому со множеством публикаций, но не очень хорошо читающему лекции? В идеале нужен баланс, но он редко достижим. Кстати, была еще и такая форма, позволявшая профессору или доценту как бы «временно уйти» в науку для написания монографии или выполнения какой-то научной задачи. Они могли на один-два года перейти на имеющиеся на факультете ставки научных сотрудников для того, чтобы освободиться на это время от педагогической нагрузки. И это было гораздо эффективнее, чем сегодняшняя схема, которую нам пытаются навязать.— Кем Вы сегодня себя ощущаете больше — администратором или преподавателем?- Я все-таки считаю себя философом и ученым. Думаю, что мне удается совмещать, хотя, конечно, времени физически не хватает: уже года три или четыре пытаюсь писать большую книгу, и она у меня «висит», откладываю ее. Но по формальным признакам я — администратор. Раньше было как? У меня была ставка профессора, и к ней добавлялось 30% за то, что я был заведующим кафедрой. А сейчас основная ставка — декан. И все, не требуется ни чтения лекций, ни публикаций — административная должность. Другое дело, если я буду жить так, то дисквалифицируюсь как ученый, поэтому я читаю основной курс лекций, спецкурсы и так далее.Пока еще у нас в университете атмосфера неприятия менеджеров от науки: если декан или заведующий кафедрой не будет заниматься наукой и преподаванием, его никто не будет ставить всерьез. Знаю, что в других вузах это совсем по-другому, особенно на уровне высшего руководства. Я вот почти семь лет проработал проректором по академической политике и во многом исполнять эту должность мне помогало то, что был одновременно деканом, заведующим кафедрой, читал лекции и т.д. Кстати, два проректора передо мной также были деканами и заведующими кафедрами. <...>— Каковы перспективы онлайн-образования? Является ли оно реальной альтернативой традиционной модели?— На мой взгляд, это следствие тех явлений, которые потом отойдут. В США был эксперимент в одном из штатов: затратили очень большие деньги на онлайн-университет, а люди не стали записываться, потому что у людей есть еще тяга к живому общению. Онлайн-образование может быть лишь дополнительным фактором, прежде всего информационным. Мне как лектору нужны глаза студентов. Вы не поверите, но я одновременно вижу все глаза и чувствую, что происходит со слушателями. Надеюсь, что это срабатывает и в обратную сторону. Ведь лекция — во многом это повторение материала по данной теме, и как раз корректировка такого материала часто осуществляется интуитивно под влиянием взглядов студентов и атмосферы на лекции.В этом творческом процессе я чувствую, как изменяется атмосфера в зависимости от того или иного года набора, в зависимости даже от того, как ситуация складывается в стране. Я вижу, как меняется интерес студентов к тем или иным проблемам, даже по тем авторам, которые у них популярны. Онлайн-образование живую лекцию не заменит, особенно если преподаватель не сводит ее только к ретрансляции информации. Вот прогноз погоды для выяснения того, что мне завтра лучше надеть на улицу, вполне может быть осуществлен в онлайн-режиме.— Мы уже говорили немного о молодых преподавателях, о том, в какие жесткие «правила игры» они изначально оказываются встроены. Видите ли Вы какие-то еще проблемы, связанные со сменой поколений?— Самая серьезная проблема, наверное, в том, что в нашем вузовском образовании не налажена система ротации. Парадоксальная вещь: у меня со ставками профессоров ситуация гораздо лучше, чем со ставками ассистентов. На нашем факультете сейчас всего двенадцать ассистентов — это даже меньше, чем кафедр. Пирамида оказывается перевернута, поскольку ассистентов, наоборот, должно быть больше. И что получается? Профессора уходят со своих ставок по возрасту, приходят молодые люди — ставок ассистентов для них нет, а взять их на профессорские я не могу, в том числе и по обсуждаемым выше проблемам. Есть и квартирный вопрос. Зарплаты невысокие, люди молодые, создают семьи — где и как жить? Установка «давать каждому по квартире» невыполнима. На мой взгляд, здесь очень пригодился бы германский опыт: там выделяют так называемые субсидии на мобильность. Если человек поступает на работу в университет, государство оплачивает ему аренду квартиры. Это позволяет преподавателям не привязываться к месту и при необходимости перемещаться между городами. В молодости это, наверное, интересно.— Как Вы оцениваете существующую сегодня систему преподавания философии в вузах?— Как попытку ужать каким-то образом, иногда самым неудачным, университетский курс философии до одного года. В результате этого получается чушь, поэтому философию в вузах не все любят.— И как с этим быть?— Здесь логика простая: философия в вузе должна подстраиваться под личность. Можно перенести основное внимание на этику, на эстетику, на логику, — в зависимости от того, что наиболее интересно читает преподаватель. И тогда, вполне вероятно, студенты будут лучше ходить на лекции и их усваивать. А уж если кто-то дальше захочет освоить больше или вообще заняться этим профессионально и стать философом — то пожалуйста. Это, конечно, не касается философского факультета — здесь другая система. Но здесь возникает проблема: «У нас ведь стандарт…». Сегодняшние стандарты выстроены таким образом, как будто все университеты, кафедры и философы, в них работающие, представляют собой однородный материал. Это расчет на некое тотальное единство. Но тотальное единство не может быть эффективной формой преподавания, тем более философии. Тогда уж действительно надо написать один учебник по философии и читать его вслух и по нескольку раз. Есть другая форма единства — как единство разнообразного. Разные преподаватели, разные студенты, разные уровни подготовки.Это более эффективная система, поскольку она позволяет учитывать множество факторов. Допустим, у нас на факультете одна из сильнейших кафедр логики, в другом университете такой может оказаться кафедра социальной философии, где-то более сильные преподаватели сконцентрировались в области антропологии. Университеты, и особенно ведущие, должны иметь право корректировать стандарты, и достаточно существенно, под тех ведущих специалистов, которые у них работают. Я считаю, что стандарты вообще нужно отдать в университеты. По крайней мере, в ведущих пяти-десяти вузах их должны определять сами профессора. И, я думаю, определят безошибочно. <...>— И в завершение хотелось бы узнать: что такое, на Ваш взгляд, профессиональный философ? В чем критерии его профессионализма? — Это очень сложный вопрос, и в интервью я обычно говорю: мы гарантируем, что выпустим преподавателя, но не гарантируем, что выпустим философа. Впрочем, сейчас в каком-то смысле стало намного проще. Наши бакалавры, с точки зрения государства, — это люди, которые должны преподавать в школе, где философии нет, а есть только обществознание. А поскольку часов будет не хватать, они будут еще преподавателями по физкультуре и так далее. Так что эта бакалаврская система, по большому счету, закрывает место философии в ее исконном значении — как некоего вопрошания, как чего-то, что стремится к мудрости. Более того, даже в стандарте гипотетические компетенции философа не прописаны.— А если говорить о внутреннем представлении, безотносительно к системе образования…— Философ, если уж говорить высоким штилем, — это человек, который занимается предельными проблемами бытия, выходящими за рамки конкретных реализаций этого бытия. Поэтому философ должен, с одной стороны, обладать большим объемом знаний, в том числе и конкретно-научных, а с другой — понимать, что знаний всегда будет не хватать, а ответы философ все же давать должен. Это ситуация была блестяще выражена Сократом в его фразе «я знаю, что ничего не знаю». Этим он подчеркнул фактор того, что философия не может быть как наука опредмеченным, а значит относительно конечным (в рамках своего предмета) знанием, а представляет собой бесконечный процесс достижения мудрости, в условиях понимания, что достигнуть ее окончательно нельзя.В философии очень важное значение имеет слово и текст. Сергей Сергеевич Аверинцев отмечал, что философия оттачивает смысл слов: она играет со словами внутри себя, превращая их в понятия. Поэтому задача философа — смотреть на мир, на людей, на самого себя, — и задаваться вопросом: что он может сказать здесь, оперируя только своей головой? Это требует не только очень хорошей эрудиции, но и умения размышлять, и умения слушать других. Последнее — чрезвычайно важный компонент, который у многих отсутствует. Философ не может замкнуться на себе и считать, как это зачастую происходит: «Чем меньше людей меня поймут, тем больше я философ». Если он разбирается в предмете, то должен даже о сложных вещах постараться сказать так, чтобы это было доходчиво для других. Нужно найти эту грань — не упрощения, а популяризации, нужно убедить людей в каких-то принципах, которые мы полагаем нужными. Вот такая непростая конструкция, и без гарантии, что это возможно всегда.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
22 февраля, 19:23

Институт истории и археологии УрО РАН об оценке публикаций ученых-гуманитарев

  • 0

Заявление Института истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук по вопросу оценки публикационной результативности научных организаций гуманитарного профиляУченый совет, Общее собрание научных сотрудников Института истории и археологии Уральского отделения РАН выражают глубокую озабоченность в связи с изданием приказа Министерства науки и высшего образования «О корректировке государственного задания с учетом методики расчета комплексного балла публикационной результативности» от 14.01.2020. Мы не отрицаем необходимости строгого контроля за деятельностью научных учреждений, финансируемых из госбюджета, и использования специальных методик для мотивации работающих в них ученых. Следует признать позитивной в целом тенденцию к упорядочению и уточнению методики оценки результатов публикационной активности. Но при этом важно, чтобы принимаемые правила были нацелены на приращение новых общественно значимых знаний. Однако утвержденная методика не позволяет рассчитывать на такой результат.По нашему мнению, его практическая реализация нанесет непоправимый вред развитию гуманитарной науки. Под угрозу поставлено само ее существование как авторитетного, самостоятельного направления научной деятельности, как важного фактора сохранения культурного наследия и упрочения национальной идентичности. Оценка выполнения госзадания не может производиться лишь по одному критерию – числу публикаций определенного типа. Это важный показатель, но он, во-первых, не охватывает всю деятельность научного учреждения, во-вторых, должен сопрягаться с качественной оценкой проводимых исследований и, в-третьих, учитывать все многообразие научных публикаций и обеспечивать их сопоставимость. Необходим целый ряд разумных компромиссов, который бы позволял российской исторической науке прочно стоять на своих собственных ногах и в то же время не лишаться стимулов продвигаться в мировое научное пространство. Вызывает удивление непрозрачность разработки методики и поспешность введения ее в действие.Мы предлагаем:- В методике расчетов КБПР скорректировать показатели: уменьшить балльный разрыв между статьями в высококвартильных журналах базы WoS и статьями, публикуемыми в журналах других категорий (Scopus, ВАК и т.д.), повысив значение отечественной базы индексирования (в частности, журналов, входящих в РИНЦ). Ввести рейтинговую оценку монографий и учитывать ее при расчете баллов. В рейтинг должны включаться монографии, соответствующие определенным требованиям: наличие грифа научного или учебного заведения, рекомендации ученого совета, отзывы внешних рецензентов, объем листажа (до 8 а.л. считать брошюрами и не учитывать в рейтинге; при оценке монографий учитывать объем в печатных листах). Также учитывать в КБПР сборники документов, соответствующие требованиям научного издания документов.Обоснование: в нашей стране существует ничтожно малое количество высокорейтинговых журналов (WoS и Scopus) гуманитарного профиля. Фактически нет квартильных журналов WoS, в которых могли бы опубликоваться историки. Что касается зарубежных журналов аналогичного ранга и профиля, то публикация в них очень часто имеет своим условием подчинение концептуальному и идеологическому диктату соответствующих редакций. Методика расчетов КБПР совершенно обесценивает РИНЦ, который создавался как отечественная альтернатива засилью «западнических» критериев в оценке труда отечественных гуманитариев. Монографии должны оцениваться более высоким баллом, потому что являются итогом многолетней работы ученых и повсюду в мире считаются главным результатом гуманитарных исследований.- Обратить внимание на стимулирование междисциплинарных исследований.Обоснование: заложенные в методике расчетов принципы снижают значение исследований, которые сегодня являются наиболее актуальными, продуктивными и прорывными. Так, в археологии анализ археологических источников неизбежно сопровождается использованием естественнонаучных методов и технологий, что открывает новые горизонты научного познания. Подобные исследования всегда носят коллективный характер, выполняются специалистами разного дисциплинарного профиля, различных организаций. В итоге существует опасность минимизации балльной оценки, возможно, наиболее значимых для науки публикаций целого ряда направлений научного поиска.- Пересмотреть сроки введения плановых показателей КБПР и уведомлять о них институты не в начале отчетного года, а в середине предыдущего года. Статьи, вышедшие в IV квартале и не успевшие войти в базы данных в отчетном году, учитывать в отчете следующего года.Обоснование: уже сейчас сроки опубликования статей в высокорейтинговых журналах с момента их подачи достигают 1-2 года. Без учета публикаций IV квартала получается несоответствие: госзадание дается на год, а отчетность по нему принимается только за 3 квартала.- Считаем необоснованным положение о ежегодном увеличении количества публикаций на 10%. Такое планирование от достигнутого, являющееся реликтом советской эпохи, неизбежно обернется ростом «вала» научной продукции в ущерб ее качеству.- При определении госзадания институтам и отчетности учитывать не только публикаторскую активность как основной двигатель отечественной науки в мировое научное пространство, но и другую не менее важную деятельность, в частности, организацию научных форумов. Именно на конференциях часто высказываются, обсуждаются и апробируются новые научные взгляды, проводятся плодотворные научные дискуссии. Целесообразно разработать балльную оценку, которая бы учитывала в качестве критерия результативности работы научного учреждения проведение всероссийских и международных конференций и издание их трудов (с соответствующей дифференциацией оценки с помощью множителей в зависимости от уровня конференции, числа ее участников и количества организаторов).В археологии большое значение придается не только качественным раскопкам памятников археологии, но и составлению обстоятельных отчетов по результатам их исследований. Этот отчет становится единственным источником, т. к. в ходе научных раскопок памятник уничтожается. Этот отчет проходит экспертизу, которую проводит Институт археологии РАН и Министерство культуры РФ. И хотя он носит рукописный характер, на его подготовку уходит значительное количество рабочего времени в ущерб публикационной активности. Но эта работа вообще выпадает из учета научной результативности.Выражаем свою солидарность с основными положениями Письма академика-секретаря Отделения историко-филологических наук РАН В.А. Тишкова в Президиум РАН «Об оценке эффективности деятельности ученых и научных организаций».Учитывая вышесказанное, считаем целесообразным:1. Внести в представленную методику изменения, позволяющие учесть специфику деятельности учреждений историко-филологического профиля;2. Поручить Российской академии наук, как главному экспертному центру страны, его отделению историко-филологических наук, разработать новый вариант оценки выполнения госзадания с учетом специфики гуманитарных исследований.Предлагаем дирекции Института довести наше мнение до Министра науки и высшего образования РФ, Президента Российской академии наук, академика-секретаря Отделения историко-филологических наук РАН.Ученый совет Института истории и археологии Уральского отделения Российской академии наукОбщее собрание научных сотрудников Института истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук19 февраля 2020 г.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
22 февраля, 05:14

Политолог Алексей Макаркин: "Великий Новгород – один из ведущих российских городских брендов"

  • 0

Политолог, историк, первый вице-президент Центра политических технологий, профессор факультета социальных наук департамента политики и управления НИУ ВШЭ Алексей Макаркин ответил на вопрос телеграм-канала "ЯМудрый" (https://t.me/novsuru/125): "Какое место сейчас занимает Великий Новгород на политэкономической карте России, и как развитию города и региона может содействовать Новгородский университет?"Алексей Макаркин: "Великий Новгород – один из ведущих российских городских брендов, непосредственно связанный с вечевыми демократическими традициями и в то же время бывший еще задолго до Петербурга «окном в Европу» как партнер Ганзейского союза. Городу исторически была свойственна открытость, диалог между разными культурами. Университетское образование исторически способствует развитию единого интеллектуального пространства – в средневековой Европе для студентов не было национальных границ, они переходили из университета в университет, чтобы слушать лекции наиболее квалифицированных профессоров. В новое время эта традиция сохранялась – можно вспомнить, как Владимир Ленский вернулся в Россию «с душою прямо геттингенской».Одна из возможностей развития Новгородского университета – расширение его роли как международного интеллектуального центра. Уже сейчас в нем учатся около 500 иностранных студентов, что свидетельствует о конкурентоспособности университета. Такую практику, на мой взгляд, надо всячески поощрять. Чем больше открытости, проведенных международных конференций, приглашенных профессоров из других стран, обучающихся в университете иностранных студентов – тем выше авторитет молодого Новгородского университет имени Ярослава Мудрого, его статус передового современного высшего учебного заведения. И, соответственно, повышается и международная роль Великого Новгорода".Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
21 февраля, 16:41

Дина Кирнарская. "Классическая музыка для всех. Средневековье. Ренессанс. Барокко. Классицизм", 2020

  • 0

Кирнарская Д. Классическая музыка для всех. Средневековье. Ренессанс. Барокко. Классицизм. - М.: Слово, 2020. - 432 с.Купить: https://slovobooks.ru/catalog/kultura_i_moda166/klassicheskaya_muzyka_dlya_vsekh_srednevekove_renessans_barokko_klassitsizm/Книга рассказывает о развитии западноевропейской музыки от Средних веков до конца XVIII столетия. Автор - Дина Кирнарская, известный музыковед, заведующая кафедрой истории музыки и проректор Гнесинки (Российской Академии музыки имени Гнесиных), доктор искусствоведения и доктор психологических наук, один из самых авторитетных специалистов в России в области музыкальной психологии. Кирнарская не только преподает, но и систематически выступает на телевидении, радио и в других СМИ в качестве эксперта и комментатора по вопросам художественного образования и культуры. В книге «Классическая музыка для всех» автор простым и легким языком рассказывает об истории музыки в контексте других искусств, философии и литературы эпохи, а также психологии. Более того, текст сопровождается фрагментами музыкальных произведений, содержащихся в QR-кодах, расположенных на полях страниц. Благодаря этим технологиям классическая музыка становится более доступной и понятной самым разным людям.СодержаниеВ. Ашкенази. К читателю _______________________________________________________________24От автора ___________________________________________________________________________27Музыкальное искусство Средних вековГригорианское пениеВозникновение григорианского хорала — музыкального символа Средневековья _________________________33Пространственно-временные представления Средневековья и григорианский хорал _____________________37Открытие средневековых музыкантов — вариантно-мелодическое развертывание ______________________38Рождение многоголосия. Первый многоголосный жанр — органум ___________40Светская музыка Средних вековСоздатели светской музыки — трубадуры, труверы, миннезингеры ___________41Средневековая лирика — «детство поэзии» ________________________________________42Ритмические модусы и форма рондо — открытия светской песни XII–XIII веков ______________________________________45Раннее многоголосиеКомпозиционные принципы средневекового многоголосия. Философия схоластов — высшее достижение средневековой мысли _________47«Хаос» и «порядок» в музыке __________________________________________________________48Первый профессиональный композитор — Леонин ______________________________52Разум и интуиция в музыкальной культуре Средних веков. Жанр мотета ____54Музыкальное искусство Европы в XIV векеЭстетические принципы позднего Средневековья _______________________________59Трактат Филиппа де Витри «Ars nova» — манифест эпохи _______________________60Творчество Гийома де Машо — отражение идеалов Ars nova ____________________61Музыка эпохи ВозрожденияЭстетический идеал эпохи Возрождения ___________________________________________69Месса РенессансаПринцип природной Гармонии ____________________________________________74Принцип Единства и Многообразия в природе и в музыке. Приемы развития «строгого письма»: varietas, имитация, контрапункт _____________79Мастера «строгого письма» ____________________________________________________________85Светская музыка эпохи Возрождения«Строгое письмо» и лирическая поэзия. Шансон ___________________________92Музыкальный «рисовальщик» Клеман Жанекен __________________________________97Конец «строгого письма». «Романс XVI века» — мадригал ______________________101Музыка бароккоМузыкальная культура XVII — первой половины XVIII векаДуховная атмосфера Нового времени ______________________________________________109Барокко — эпоха и стиль. Противоречие — эстетический девиз эпохи ______112Революционные изменения в музыкальном искусстве __________________________118Рождение оперы ____________________________________________________123Клаудио Монтеверди — первый композитор бароккоЗначение Монтеверди в истории музыкальной культуры ______________________127Эстетические принципы барокко в творчестве Монтеверди. Первая опера — «Орфей» ___________________131Монтеверди — «итальянский Шекспир». Опера «Коронация Поппеи» _____135Романтик XVII века Генри ПёрселлИсторический фон творчества Пёрселла _________________________________________141Лирическая природа музыки Пёрселла. Опера «Дидона и Эней» ________________________________144Национальная природа и предромантические черты стиля Пёрселла _____________________________________148Французская королевская опера XVII века. Жан Батист ЛюллиПросвещенный абсолютизм Людовика XIV _______________________________________153Придворный классицизм Люлли ____________________________________________________156Национальная природа таланта Люлли ____________________________________________162Итальянская опера второй половины XVII века — «концерт в костюмах»Рождение ариозного стиля ______________________164«Музыкальный словарь» новой оперы _____________________________________________168Инструментальная музыка XVII — начала XVIII векаРождение инструментальной музыки ______________________________________________173Наедине с Богом: органная музыка бароккоОрганная музыка барокко — наследница Ренессанса. Основные органные жанры _______________________________________177Как сочинить фугу ______________________________________________________________________184Дом бюргера и салон аристократа: клавирная музыка с конца XVI до начала XVIII векаИскусство для бюргера: простота и здравый смысл. Школа английских вёрджинелистов _______________________________________191Салонный стиль рококо. Музыкальные «безделушки» Франсуа Куперена __________________________________197Светский человек — герой музыки Куперена. Светская беседа — идеал музыкального общения _________________________________200Под небом Италии: струнная ансамблевая музыка бароккоПонятие пространства в музыкальном искусстве ________________________________206Первые шаги струнной музыки. Основные жанры — трио-соната и кончерто гроссо ______________________________209Музыкальная «живопись» барокко. Арканджело Корелли _____________________210Музыкальные «картины» Корелли. Жанр кончерто гроссо ________________________________________213Секреты популярности Антонио ВивальдиВивальди — гражданин Венеции _____________________________________________________219Композитор и публика ________________________________________________________________221Секрет первый __________________________________________________________________________223Секрет второй __________________________________________________________________________226Секрет третий __________________________________________________________________________228Секрет четвертый ______________________________________________________________________230Секрет пятый, оставшийся нераскрытым _________________________________________232Бах и Гендель — две личности, два стиляТворчество Баха и Генделя — музыкальный итог эпохи барокко ______________234Религиозно-философский «манифест» Личности — немецкий протестантизм ________________________________________238Бах — поэт и мыслитель. Гендель — вождь и оратор ______________________________242Стилевые различия музыкальной речи Баха и Генделя — построение мысли и построение формы __________________________________________248От библейских пророков до евангелиста Матфея. «Мессия» Генделя и «Страсти» Баха ________________________________________257Библейское и евангельское слово в музыке Баха и Генделя: интонация и стиль ______________________________________260Библейские и евангельские герои в музыке Баха и Генделя _______________________________________________________________266Композиционные принципы оратории «Мессия» и «Страстей по Матфею» _________________________________________________272Музыка классицизмаМузыкальная культура Просвещения ______________________________________281Новый герой XVIII века — оптимист и практик __________________________________283Культ Разума — основа мировоззрения новой эпохи _____________________________287Театр — ведущий вид искусства Просвещения ____________________________________300Оперный театр XVIII века. КомедияРождение итальянской оперы-буффа. «Служанка-госпожа» Перголези _____295Французская опера XVIII века: от ярмарочного балаганадо мещанской сентиментальной комедии _________________________________________302Первые шаги нового стиля: Доменико Скарлатти и Карл Филипп Эмануэль Бах _________________________________________________311«Частная жизнь» в музыкальном искусстве ________________________________________313Недосказанное и случайное: композиционные идеи новой музыки __________319Античная драма на оперной сцене. Сочинения Кавалера ГлюкаОперный идеал Просвещения — революционный классицизм _______________323Реформа оперы. Драматический конфликт в музыке Глюка ___________________328Вокальный стиль и драматическое развитие в оперном творчестве Глюка _________________________________331Создатель европейского симфонизма Франц Йозеф Гайдн ____________________________________________________337В согласии с миром и собой: характер и стиль музыки Гайдна _________________338Классическая симфония — философская повесть о жизни _____________________344Часть первая. Сонатное аллегро ____________________________________________________346Части вторая, третья и финал _______________________________________________________351Музыкальный театр Моцарта _________________________________________________357Красота и Поэзия ______________________________________________________________________359Естественность и лицедейство ______________________________________________________363Моцарт и опера-буффа ________________________________________________________________367«Симфонические сцены» Вольфганга Амадея Моцарта ___________372Моцарт и Гёте. Актер и поэт — герой симфоний Моцарта _____________________373Сцена первая. «Действующие лица...» — сонатное аллегро ____________________376Сцена вторая. «В сердечной глубине...» — адажио, анданте ____________________381Сцены третья и четвертая. «Прощание с театром» — финал __________________383«Не Я, но Мною» ___________________________________________________________________387Равенство, Братство и Свобода ______________________________________________________389Гении не требуются ____________________________________________________________________398«Шнепеперль» __________________________________________________________________402Глоссарий _____________________________________________________________Именной указатель _____________________________________________________425Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
21 февраля, 15:39

Вышел первый том культового комикса Алехандро Ходоровского "Техножрецы" (2020)

  • 0

Ходоровски А. Техносвященники. Том первый / Алехандро Ходоровски, Зоран Янетов, Фред Бельтран; пер. с франц. М. Трудова. - Москва: Эксмо, 2020. - 224 с.: ил. - (Комиксы. Современная классика). Купить: https://www.labirint.ru/books/731757/Оставив проклятую галактику позади, 500 000 юных пантехов с верховным технопонтификом Альбино отправятся в галактику обетованную. Их цель — построить общество, где гармоничные отношения будут цениться превыше технического прогресса. Но возможно ли это в мире, в котором умнейшие технологии всегда соседствовали с насилием и варварством?Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky