Выбор редакции

Ненасытное брюхо бесполезных элит

     Прежде всего, обратим внимание на проблему, которая заключается в том, что «потолок возможностей» для элит, обладающих огромными состояниями, давно достигнут, а поскольку расти дальше нельзя, начинается, как и в природе, уродливое искривление. Как то один очень состоятельный человек в частном разговоре сказал: «после миллиона долларов перестает расти благосостояние». И тут же пояснил: «ты ходишь в самый дорогой ресторан, но дороже при всем желании нет. Ты покупаешь самую дорогую машину – дороже нет, так как за пределами высшей цены начинаются только чистые понты и бессмысленные примочки. Самые дорогие вещи – дороже нет, ибо опять же за пределами определенной цены начинается откровенный и вульгарно-пошлый маразм типа золотых унитазов. Все, это тупик».

Ненасытное брюхо бесполезных элит Богатство, Элита, Кризис, Длиннопост

     Казалось бы, это весьма неправдоподобно-пессимистично выглядит. Ведь территорию, освоенную огромными деньгами, все равно можно расширить. Построить огромный дворец в 1800 комнат (так, рассказывают, что где-то в России некий буржуин построил для себя копию Версаля), а потом еще один, купить 30 разных очень дорогих машин, яхту размером с авианосец и т.д. Однако там, где заканчиваются проблемы финансовые, сразу начинаются проблемы из области чистой психологии, а также наследственности. Особенно если говорить о российской элите. Человек, выросший в одной-трех комнатах (а то и в коммуналке) – а таковы все представители российской элиты, которая родом из СССР, ибо массовая смена еще не подросла – все равно в любом дворце живут в этих самых одной-трех комнатах. Их сознание, личность так и не смогли расшириться, разрастись до тех масштабов, когда собой можно занять хотя бы восемь-десять комнат, ибо это разрастание формируется только опытом поколений, а не просмотром глянцевых журналов.

     И никакие деньги не дают внутренней свободы, не расширяют пространство личности, не воспитывают вкус. Мало того, большие деньги начинают рождать дискомфорт, который нельзя преодолеть. Машин 30 штук, но при всем желании невозможно физически ездить одновременно сразу хотя бы на двух. Комнат 1800, но жить, как ни верти, получается только в трех-четырех и туалет все равно должен быть, как в родной хрущобе, за стенкой, ибо мчаться ночью босиком, приплясывая, сквозь анфиладу десятков пустых и темных залов к заветной двери ретирады не очень удобно. А пользоваться ночными вазами, как было принято ранее, кои утром из-за ширмы выносил слуга, сегодня принято только в детстве. Бутылка коньяка стоит 50 тысяч евро, но упиваешься с нее так же, как и с армянского в три звезды. И хорошо, если еще видишь разницу – это видение тоже надо воспитывать.

     Дальше начинаются муки, которые 80 лет назад уже испытал Остап Бендер: «Что ж теперь делать? — размышлял он. — Как распорядиться проклятым кушем, который обогащает меня только моральными муками? Сжечь его, что ли?» На этой мысли великий комбинатор остановился с удовольствием. «Как раз в моем номере есть камин. Сжечь его в камине! Это величественно! Поступок Клеопатры! В огонь! Пачка за пачкой! Чего мне с ними возиться? Хотя нет, глупо. Жечь деньги — пижонство! Гусарство! А что я могу на них сделать, кроме нэпманского жранья? Дурацкое положение!"

     То есть за муками неизбежно следуют глупости. А именно — избыточные деньги начинают уничтожать, возвращая свое болезненно вспухшее состояние к тому, которое хоть как-то можно освоить и осмыслить в рамках неистребимого кухонного менталитета площадью в три квадратных метра. Для уничтожения излишков успешно сложилась целая индустрия — сверхдорогие курорты, жирные казино, трюфеля за 50 тысяч евро, шедевры Херста и Бойса, «Мерседесы» в стразах и еще многое другое, позволяющее успешно провести финансовую липоксацию. Еще одна очень серьезная проблема. После преодоления планки того самого условного миллиона исчезает разница между просто богатым и сверхбогатым. Благодаря указанному выше «потолку» средний богатей, у которого 100 миллионов и владелец «Зары» с его 70 миллиардами становятся равны по возможностям. То есть просто равны.

Ненасытное брюхо бесполезных элит Богатство, Элита, Кризис, Длиннопост

     Кризис, в который погрузился мир, поставил всех этих людей в еще более сложное положение. Не имея ничего, кроме денег, они зарабатывают и производят только деньги. Особенно это касается наших олигархов, которые не создали вообще ничего своего, а всего лишь удачно забрали чужое, или, согласно американскому социологу Д.Харви, произвели «накопление путем лишения прав собственности» строго в рамках неолиберальной экономической концепции. То есть именно деньги (их количество) видятся им, как главная защита от всех внешних потрясений, компрадорская формула «копить всегда, копить везде, до дней последних донца», чтобы переждать бурю и выстоять, начинает работать в полную силу.

     Для этого снимаются все ограничения (прежде всего, моральные, а это значит, что начинают грабить неимущих), включается настрой только на спекулятивную (даже не рыночную) прибыль. Никто в ситуации кризиса не хочет рисковать и вкладывать во что-то перспективное и, особенно, долгосрочное – прибыль должна быть максимальной и получена в максимально короткие сроки. А такая прибыль обычно получается только путем грабежа и спекуляций. Не случайно главным субъектом мирового финансового рынка сегодня стал финансовый спекулянт.

     Уже началась отмена государственной медицины, образования, социального обеспечения, различных льгот и пособий.

     Сегодня мировая элита открыто демонстрирует свою растерянность от непонимания происходящего. Мировая элита не понимает главного – как сделать так, чтобы количество денег было пропорционально количеству счастья.

Ненасытное брюхо бесполезных элит Богатство, Элита, Кризис, Длиннопостотсюда
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ