Выбор редакции

Гори, неолиберализм, гори.


Неолиберализм горит в прямом смысле. Южная Америка, от Эквадора до Чили, показывает пример. На фоне порочного и единого для всех рецепта МВФ о жёсткой экономии, который используется как оружие массового экономического поражения для ликвидации национальных суверенитетов и увеличения социального неравенства, Южная Америка, наконец, решилась вернуть себе силу для создания собственной истории. На повестке дня президентские выборы в трёх странах. Боливия, кажется, справилась в прошлое воскресенье, несмотря на обычные крики «мошенничество». Аргентина и Уругвай займутся этим в следующее воскресенье. Возмущение тем, что Дэвид Харви назвал накоплением путём изъятия, будет продолжаться. В конечном итоге это дойдёт и до Бразилии, которая сейчас разрывается на части пиночетовскими призраками. Бразилия снова поднимется от огромной боли. Ведь брошенные и униженные по всей Южной Америке наконец поняли, что могут многое.

Приватизация всего в Чили.

Вопрос, поставленный чилийской улицей, ясен: «Что хуже, уклоняться от налогов или бесплатно ездить в метро?» Всё дело в математике классовой борьбы. В прошлом году ВВП Чили вырос на 1,1%, а прибыль крупных корпораций в десять раз. Нетрудно понять, откуда берётся огромный разрыв. Чилийская улица выступает против приватизации воды, электричества, топлива, медицины, транспорта, образования, солончаков Атакамы и даже ледников. Это классическое накопление путём изъятия, поскольку стоимость жизни стала невыносимой для подавляющего большинства из 19 млн. чилийцев, чей месячный доход не превышает 500 долларов.

Директор портала Politika и аналитик Латиноамериканского центра стратегического анализа Пол Уолдер отмечает, что менее чем через неделю после окончания протестов в Эквадоре, которые заставили неолиберального стервятника Ленина Морено отказаться от повышения цен на топливо, Чили вступил в похожий цикл протестов. Уолдер правильно назвал чилийского президента Себастьяна Пиньеру индейкой на длинном банкете, в котором участвует весь чилийский политический класс. Неудивительно, что разъяренная чилийская улица не делает различий между правительством, политическими партиями и полицией. Пиньера, как и ожидалось, назвал преступниками всех протестующих, отправив армию на улицы для проведения репрессий, и установив комендантский час.

Пиньера занимает 7-е место среди чилийских миллиардеров, его активы в размере 2,7 млрд. долларов распределены по авиакомпаниям, магазинным сетям, телекомпаниям, кредитным конторам и футбольным клубам. Это своего рода Морено с турбо-наддувом, неолиберальный пиночетист. Брат Пиньеры Хосе был министром при Пиночете и автором приватизированной социальной системы – главного источника социальной дезинтеграции и отчаяния. И всё это взаимосвязано: нынешний бразильский министр финансов Пауло Гудес - чикагский мальчик, живший и работавший одно время в Чили, и теперь желающий повторить совершенно катастрофический эксперимент в Бразилии. Суть в том, что экономическая «модель», которую Гудес хочет навязать Бразилии, уже рухнула в Чили.

Главный ресурс Чили – медь. Медные шахты раньше принадлежали США, но 1971 году их национализировал президент Сальвадор Альенде, поэтому военный преступник Генри Киссинджер запланировал устранить Альенде в результате военного переворота 11 сентября 1973 года. Затем диктатура Пиночета приватизировала шахты. Крупнейшая из них Escondida в пустыне Атакама, которая содержит 9% мировых запасов меди, принадлежит англо-австралийской корпорации Bhp Billiton. Крупнейший покупатель меди – Китай. По крайней мере, две трети дохода от чилийской меди идут не чилийскому народу, а транснациональным корпорациям.

Аргентинское фиаско.

До Чили почти парализован был Эквадор: бездействующие школы, отсутствие городского транспорта, дефицит продовольствия, безудержная спекуляция, серьёзные нарушения экспорта нефти. Под огнём протестов 25000 индейцев на улицах президент Морено трусливо покинул властный вакуум в Кито, переместив правительство в Гуаякиль. Индейцы захватили правление в большинстве важных городов. Национальное собрание почти две недели бездействовало, не желая решать политический кризис. Объявив чрезвычайное положение и комендантский час, Морено выложил красный ковёр для вооруженных сил, и Пиньера в той же мере повторил процедуру в Чили. Разница в том, что в Эквадоре Морено сделал ставку на «разделяй и властвуй» для индейских движений и остального населения. Пиньера прибег к грубой силе.

Помимо старой тактики повышения цен для получения дополнительных средств МВФ, Эквадор продемонстрировал классическую связь между неолиберальным правительством, крупным бизнесом и пресловутым послом США, в данном случае Майклом Фитцпатриком, бывшим помощником госсекретаря по западному полушарию. Самый яркий пример неолиберального фиаско в Южной Америке – Аргентина. Менее двух месяцев назад в Буэнос-Айресе я видел ужасные социальные последствия свободного падения песо, инфляции 54%, фактическую чрезвычайную ситуацию с продовольствием и обнищание даже богатых слоёв среднего класса. Правительство Маурисио Макри буквально сожгло 58 млрд. долларов кредита МВФ, и собирается получить ещё 5 млрд. долларов. Макри, скорее всего, проиграет президентские выборы – аргентинцы должны будут заплатить за его ошибки.

Экономическая модель Макри похожа на пиночетовскую модель, в которой государственные службы работают как бизнес. Ключевая связь между Макри и Пиньерой – ультра-неолиберальный «Фонд свободы», финансируемый Марио Варгасом Ллосой, который может похвастаться тем, что давно был приличным романистом. Макри – миллионер, последователь Айн Рэнд, неспособный на сочувствие к кому-либо – ничтожество, сфабрикованное эквадорским гуру Хайме Дюран Барбой в качестве роботизированного продукта сбора данных, социальных сетей и фокус-групп. Среди множества махинаций, Макри косвенно связан с невероятной машиной по отмыванию денег HSBC. Президентом этого банка в Аргентине был Габриель Мартино. В 2015 году 4000 аргентинских счетов суммой 3,5 млрд. долларов были обнаружены в швейцарском банке HSBC. Этот впечатляющий вывод капитала был спланирован банком. И всё же Мартино был фактически спасён Макри и стал одним из его высших советников.

Опасность стервятников МВФ.

Все глаза сейчас должны быть на Боливии. В это воскресенье Эво Моралес победил в первом туре президентских выборов с необходимой для победы с менее 50% разницей в 10% голосов. Моралес правильно понял суть этого в конце, когда голоса из сельских зон и заграницы были полностью подсчитаны, и оппозиция уже начала выходить на улицы, чтобы оказать давление. Неудивительно, что ОАГ, служащая интересам США, заявила о недоверии к «избирательному процессу». Эво Моралес представляет проект устойчивого всестороннего развития, и что особенно важно, независимого от международных финансов. Неудивительно, что весь аппарат вашингтонского консенсуса ненавидит его. Министр экономики Луис Арсе Катакора сказал по этому поводу: «Когда Эво Моралес впервые победил на выборах в 2005 году, 65% населения имели низкие доходы, сейчас 62% населения имеют средние доходы».

У оппозиции нет никаких планов, кроме диких приватизаций, и нет тяги к социальной политике, она лишь кричит «мошенничество», но в ближайшие дни это может привести к отвратительным последствиям. На юге Ла-Паса классовая ненависть к Эво Моралесу стала любимым спортом: президента называют «индио», «тираном» и «невежей». Белые элитные землевладельцы называют индейцев «злой расой». Но Боливия пока остаётся самой динамичной экономикой Латинской Америки. Кампания демонизации Моралеса неизбежно станет частью новой имперской войны, поскольку он «полностью уничтожил хроническую бедность, от которой веками страдало абсолютное большинство», - написал аргентинский аналитик Атилио Борон, - «а государство при нём поддерживало население в условиях тотальной нехватки системной защиты и грабежа природных и общественных богатств».

Конечно, стервятники МВФ не покинут Южную Америку. Даже старые знакомые разбойники, как сообщает Всемирный банк, теперь, кажется, «обеспокоены» бедностью. Скандинавы предлагают нобелевскую премию по экономике трём учёным, изучающим бедность. Тома Пикетти в книге «Капитал и идеология» попытался разобрать гегемонистское оправдание накопления богатства. Для хранителей нынешней глобальной системы всё ещё остаётся совершенно недопустимым разбираться в жёстком неолиберализме, как в коренной причине чрезмерной концентрации богатства и социального неравенства. Но уже недостаточно предлагать заплатки. Улицы Южной Америки горят. Расплата в самом разгаре.


Источник: Burn, Neoliberalism, Burn, Pepe Escobar, Strategic-culture.org, popularresistance.org, October 29, 2019.