Выбор редакции

Конструктор «Красной машины». За что любили и ненавидели Виктора Тихонова

Три выигранных Олимпиады, 8 побед на чемпионатах мира, Кубок Вызова, Кубок Канады, бесконечная вереница побед в Кубке европейских чемпионов с ЦСКА... В любой другой стране тренер с таким послужным списком стал бы национальным героем.

Защитник из команды Сталина

У нас все по-другому. Говоря о Викторе Тихонове, обязательно вспомнят проигранную Олимпиаду в Лейк-Плэсиде, гибель Харламова, напомнят, что недовольные жены хоккеистов называли его «Пиночетом». Тихонов не считал нужным реагировать. Его судьбой, верой и правдой был хоккей, служению которому он отдал всю жизнь без остатка.

Виктору, обыкновенному московскому мальчишке, было 11 лет, когда началась война. Как и многие сверстники, он сменил парту на рабочую специальность, став слесарем в автобусном парке. Отец будущего тренера погиб на фронте. Когда в войне наступил коренной перелом, появилась возможность вернуться за парту. После школы Тихонов поступил в школу торгового ученичества.

Канадский хоккей, ворвавшись в советскую реальность сразу после войны, быстро набирал популярность. Виктор, также заразившись общим увлечением, после призыва в армию был отобран в команду ВВС. Этот клуб находился под кураторством генерала авиации Василия Сталина, сына вождя. Если в футболе «летчики» не блистали, то в хоккее с шайбой команда ВВС стала трехкратным чемпионом Советского Союза.

Тихонов, игравший на позиции защитника, был надежным и стабильным, хотя и не самым звездным хоккеистом. После того, как клуб ВВС был расформирован, он перешел в «Динамо», где добавил к своим трем еще один титул чемпиона СССР.

Рижский новатор

Игровую карьеру Тихонов закончил в 32 года, что для той поры было вполне обычным делом. Уходить из хоккея он и не думал, сосредоточившись на тренерской деятельности.

В «Динамо» молодой тренер помогал великому Аркадию Чернышеву, вместе с Анатолием Тарасовым образовавшим непобедимый тренерский тандем в сборной СССР.

Впрочем, когда Тарасов и Чернышев приводили сборную к главным победам, Тихонова в московском «Динамо» уже не было. Его направили на самостоятельную работу в Ригу, где бедствовало местное «Динамо». Латвийский хоккей, развивавшийся еще с довоенных времен, в ту пору находился в тяжелом кризисе. Главная команда республики скатилась во вторую лигу, за 10 лет сменив 10 тренеров. Местные хоккеисты и от Тихонова не ждали чудес. Но сам он был настроен иначе.

Его новинки изначально одних удивляли, а других и вовсе заставляли потешаться. Вместо трех пятерок он стал играть в четыре, особое внимание обратил на игру в большинстве, создавая то, что потом назовут «спецбригадами реализации». Слишком частую смену хоккеистов на льду, практиковавшуюся в рижском «Динамо» Тихонова, считали чудачеством, но результаты команды наглядно демонстрировали эффективность нового подхода. Возможно, годы работы в Риге были самым спокойным временем в карьере Виктора Тихонова. Из безнадежного аутсайдера он создал одну из наиболее самобытных команд страны, доведя ее до 4-го места в высшей лиге.

Предложение, от которого нельзя отказаться

После окончания эпохи Тарасова-Чернышева советский хоккей не то чтобы оказался в яме, но стабильности ему не хватало. А поскольку хоккей к тому времени превратился в визитную карточку страны, оргвопросы решались на самом высшем уровне.

Тихонова пригласил к себе председатель КГБ СССР Юрий Андропов, предложивший перспективному наставнику посты главного тренера ЦСКА и сборной СССР. Так в жизни тренера и в истории советского хоккея началась новая эпоха.

В 1980 году сборная Советского Союза сенсационно упустит золото Олимпиады в Лейк-Плэсиде, проиграв команде США. Уступить главному идеологическому противнику, да еще на глазах у американской публики — в советские годы это порой стоило карьеры. Но Тихонов избежал отставки. Советские руководители пороть горячку не стали. В багаже Виктора Васильевича к тому моменту уже были два выигранных чемпионата мира, а также победа на Кубке Вызова-1979, где сборная СССР взяла верх над сборной НХЛ.

Кстати, в 1979 году в решающем матче Тихонов применил ход, поставивший соперника в тупик — вместо Третьяка в ворота он поставил Владимира Мышкина. Североамериканцы, привыкшие к манере игры лучшего вратаря планеты, разгадать секреты его дублера не смогли. В результате сборная ССР победила со счетом 6:0.

Так что когда Тихонов в злосчастном матче против США менял Третьяка на Мышкина, этот ход не был чем-то совсем уж экстраординарным. Однако в тот раз не сработало.

Золотой век «Красной машины»

Получив карт-бланш после неудачи 1980 года, Тихонов затеял кардинальную перестройку команды. На Кубок Канады-1981 отправился, по сути, новый коллектив, в котором не нашлось места даже Харламову.

Этого решения Тихонову многие не могли простить, считая его косвенным виновником гибели звезды советского хоккея в автокатастрофе.

Но как раз происшедшая трагедия и мешает трезво взглянуть на вещи. Виктор Васильевич всегда исходил из интересов дела и возить кого-то на турнир за прежние заслуги, какими бы они огромными ни были, принципиально не собирался.

Собственно, разгром звездной сборной Канады со счетом 8:1 в финале доказал правоту наставника сборной СССР. На том турнире впервые в полном составе дебютировала «первая пятерка» — Макаров, Ларионов, Крутов, Фетисов, Касатонов. В 1980-х «первая пятерка» станет главным явлением в мировом хоккее.

Именно во времена Виктора Тихонова сборная СССР превратилась в легендарную «Красную машину», сметающую все на своем пути.

На Олимпиадах в Сараево и Калгари равных советским хоккеистам просто не было. С 1978 по 1990 годы сборная СССР лишь дважды отдавала чемпионский титул.

Оглушительная мощь сборной СССР и ЦСКА Тихонова не могла не вызывать зависти и раздражения. Наставника стали обвинять в том, что он работает в привилегированных условиях, забирает лучших игроков из других команд. Спустя годы станет понятно — никакие талантливые игроки не дадут результата, если их тренирует слабый специалист.

Преданность и предательство

Тихонов блестяще умел раскрывать сильные стороны хоккеистов, встраивая их в свои замысловатые конструкции. Наверное, каждый из «первой пятерки» смог бы заявить о себе в хоккее по отдельности, однако без Тихонова они не достигли бы той заоблачной высоты мастерства, которая прославила их на весь мир.

Во времена перестройки, когда модно стало ниспровергать кумиров, на Тихонова было вылито огромное количество помоев. Ученики, рвавшиеся в НХЛ, обвиняли его в диктаторских методах работы, в неуважении к личной жизни. Жены советских звезд до сих по в интервью рассказывают о том, как Тихонов держал их мужей на базе, не давая лишний раз побыть с семьями. «Виктор Васильевич Пиночет» — так прозвали его спутницы жизни олимпийских чемпионов и чемпионов мира.

С Тихоновым действительно было непросто. Для него хоккей был главным и единственным делом жизни, которому он принадлежал целиком. Иное отношение казалось для Тихонова, настоящего фанатика своей профессии, странным. Еще в годы молодости он, в отличие от товарищей по команде, жестко соблюдал режим, не участвуя в веселых пирушках и посиделках. В тренерские годы до весьма почтенного возраста Тихонов бегал с командой кроссы и выходил на лед. Даже на отдыхе он был погружен в свои легендарные тетрадки, где собирал наработки по стратегии и тактике игры, по методикам тренировочного процесса.

Говорят, что после смерти Тихонова его наработки оказались невостребованы. Может, в этом причина того, что фигур такого масштаба в отечественном тренерском цеху больше нет?

Не изменить самому себе

В 1992 году он повез на Олимпиаду в Альбервилле команду, которую иностранные журналисты назвали «детским садом». Сборной распавшейся страны, без гимна, флага и главных звезд, сулили провал, но Тихонов завоевал золото Игр в третий раз в карьере.

Казалось бы, после плевков и оскорблений в свой адрес он всем все доказал. Можно было уехать за рубеж, где, в отличие от Родины, его авторитет и успехи не подвергали сомнению. Или просто уйти на заслуженный отдых, выступая в прессе в качестве эксперта и занимаясь написанием мемуаров. Вместо этого Виктор Тихонов все 1990-е будет трудиться в совершенно обескровленном ЦСКА. Ему будут ставить палки в колеса, пытаться от него избавиться... Тренер переживет раскол команды, игру в низшем дивизионе, даже на некоторое время потерю права на название «ЦСКА»...

Одни назовут это фанатизмом, другие — преданностью хоккею. Правда в том, что Виктор Васильевич Тихонов никогда не изменял себе самому.

... Кажется, это было в самом конце 1990-х или в самом начале 2000-х... На стадионе «Динамо» проходил заурядный матч чемпионата России по футболу. Начался сильный ливень, и болельщики сгрудились под крошечным козырьком на самом верху, там, где располагались комментаторские кабины. Среди этих болельщиков, готовых терпеть дождь ради не самого выдающегося футбола, стоял человек в плаще с зонтиком. Он наблюдал за игрой, и окружающие, кажется, даже не узнавали его. Этим человеком был Виктор Васильевич Тихонов. Его воспитанники, ставшие звездами НХЛ, смотрели на нас с обложек глянцевых изданий и экранов телевизоров. А человек, создавший «Красную машину», ютился в толпе на старенькой динамовской трибуне.

Он всего себя отдал хоккею. И в этом, наверное, было главное счастье Виктора Тихонова


НОВОСТИ ПО ТЕМЕ